Путь к истине

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Путь к истине » Литература » Любовь - как варенье с косточками.


Любовь - как варенье с косточками.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Фантазии и реальность
… В это утро, Вера  проснулась, всё-таки очень рано. Несмотря на  то, что, с вечера, всё время шёл дождь. Как забарабанил по  окнам на ночь, так и не прекратился. Она любила засыпать в такую погоду. И, чтоб назавтра проваляться в постели до полудня! Если не спать, то с книжкой…Это было, как она оправдывалась, наследственное. Все в её семье любили поваляться в постели, по возможности….
Но возможности нет! Потому, что ей надо на работу. Решила создать в родном городе библиотеку! Создала !
И вот!...Труба зовёт! Однако, сегодня, ленивое тело, не слишком бунтовало против раннего подъёма. Напротив, Вера проснулась с каким-то радостным чувством! Почему-то ей казалось, что произойдёт нечто такое….  Однако тревоги не было. Значит, не случится ничего плохого!…Вера была очень чувствительная, интуитивная женщина. И доверяла своей интуиции, редко её подводившей…
Так под горячим душем, она, приходила в себя, общалась со своим шестым чувством, убеждаясь, окончательно, что тревоги нет. Напротив! Интуиция ликовала! Обещая, в самом ближайшем будущем, нечто неожиданное и радостное…После душа, она повертелась перед зеркалом, отражавшем её, замечательную, в рост.  И увидела, что после гимнастики и душа, несмотря на непогоду, всё отлично.
Вера была хороша. Чуть выше среднего роста, но  не слишком уж, высока, как некоторые модели, выдаваемые за эталон красоты. Длинные стройные ноги перетекали в тонкую талию, плоский живот и кругленькую упругую попку. Грудь достаточно весомая, высокая. Не мала! Не  велика!  Как раз, чтобы лечь в хорошую ладонь! Сильную и бережную.  Настоящего мужчины, способного  полюбить и поберечь, все эти дары, красоты и любви. Лицо тонкой работы, иконописное, с большими голубыми глазами, обрамлялось золотым водопадом роскошных  волос. Цвета спелой ржи, золотые, они были такими, от природы. Свои. Многие не верили ей, когда она говорила, что ни разу не окрашивала волос…
Чего стоила ей эта красота, знала она одна! Ей, долговязой девочке-отличнице, пришлось, однажды оторваться от книжек, чтобы начать путь к совершенству, которого она достигла, лишь…
В ту пору, в Городке восьмикласснице можно было, лишь танцевать и плавать. Все другие секции она, в пятнадцать лет, переросла. Да и в плавание её взяли по просьбе отца, дружившего с тренером. Потом, уже в Москве, была аэробика, переросшая в фитнес и айкидо. И вот! В зеркале результат неустанной работы над собой. Она хороша!
Вера решила послушаться интуитивных подсказок и встретить сюрпризы во всеоружии! Каковы бы ни были сюрпризы! И макияж наложила, тщательно и продуманно.
Всё! Она готова к любым сюрпризам судьбы!
Москва многому учит! Этот жестокий город, и правда, не верит слезам! Как, впрочем, и любой мегаполис. Но верит готовности много работать и упорно, сквозь равнодушие и чёрствость мегаполиса. В способность,  бить и бить в одно, избранное место, до успеха! И она била. Затаив под приобретённой силой все свои слабости и высокие мечты. Потому, что надо было выжить, отстоять своё право на отвоёванное место. И работать. Наступая, очень часто, на горло своим самым лучшим песням…
И теперь, под хрупкостью иконописной красоты, таилась неожиданная, но, вполне объяснимая, сила. Сила деловой женщины. Которой приходилось полагаться в трудных ситуациях только на себя саму…
…Вера приехала в свой Городок из Москвы, завоеванной ею, книгами. В которых она, всё больше и больше, говорила своё! Теперь, она могла себе это позволить. Она – победительница! И приехала сюда, чтобы отдохнуть от жизни в столице. От суматохи и суеты бесконечных презентаций, клубных тусовок и Бог знает, ещё чего! От победы, наконец! И подумать хорошенько в тишине над новой своей книгой, которой, она ещё не знала. Но смутные образы уже бродили в душе, обещая скорое радостное творение…
Вот такая, готовая к чему угодно, она и вышла из дому.
Снаружи было, ещё более мерзко, чем виделось из квартиры. Тучи затянули всё небо. И всё шёл и шёл противный дождь, навевающий на душу тоску, несмотря на хорошее предчувствие. И хотелось вернуться, снова залезть в тепло постели. Но надо было идти в библиотеку. 
Она мечтала работать в библиотеке с самого детства
Но не в такую погоду.
Вздохнула, раскрыла зонт и шагнула с крыльца. Идти было минут десять-пятнадцать. Она ходила на работу, непременно пешком. И полезно! И коллектив не раздражаешь своей французской машинкой.
Дождь не прекращался , создавая впечатление глубокой осени. Только запах свежей зелени напоминало о лете. Сильный ветер раскачивал верхушки деревьям. И Вера, едва справляясь с зонтиком, удивлялась по детски, как это деревьям удаётся стоять под таким напором ветра ? Дождь, понукаемый ветром, нападал с разных сторон, залетая под зонт. И Вера мечтала добраться поскорее в уют и тепло библиотеки. В свой уютный кабинетик, где ждал её компьютер, с Интернетом, где она познакомилась с замечательным человеком, которого она, мечтательница неисправимая, полюбила. Смеясь, до этого знакомства, над интернет-романами. И вот! Сто лет назад, это назвали ,,Почтовый роман,, . Теперь, они переписывались уже больше  двух лет. Писали друг другу очень нежные ,трогательные письма . Эта была очень чистая переписка двух любящих людей,  очень хорошо, кажется, понимающих и  чувствующих друг-друга. Но сейчас он куда-то исчез внезапно! И она не знает, что и думать. Сердцем – то, она чувствует, что он продолжает, любить её.  Что  у него произошло, что-то. Непредвиденное и трудное!  От этого Вера, всё больше тревожилась о нём! Обижалась, что он не говорит о своих трудностях. В которых она, кто знает ? ! , может и помогла бы. Именно это его  нежелание поделиться трудностями, сокрушало её душу более всего. Она понимала, что он не считает возможным перекладывать свои проблемы на чьи-то плечи. Но ведь она – не кто-то! Она – любящая женщина! Сильная, закалённая Москвой, между прочим! А это – школа! И Верины, хрупкость и беззащитность, скорее внешние! На деле же, она – деловая женщина, вполне способная, и решающая, кстати, множество  проблем. Она точно помогла бы, знай, в чём дело? Но он предпочёл исчезнуть в чернильно-беспросветном облаке молчания…   
А по лужам  дождь стал пускать большие пузыри. И Вера, стараясь обходить эти бурные лужи, брела задумчиво, по улице, с трудом удерживая зонт. А из головы не выходил всё время этот её друг.
Ветер, очередным порывом, отвёл хлипкий зонтик в сторону. Так, что пришлось опустить голову, втянув в воротник плаща.  Вот в этот момент она и наткнулась на что-то твёрдое,  и, осматриваясь вокруг, приподняла голову, заинтригованная, и тем, что дождь не льет на неё больше.  Перед ней стоял мужчина, под большим добротным, широко раскрытым, мужским зонтом-тростью. И она попала прямо под  его темный купол. Взгляд веры медленно поднимался от мужских ботинок на толстой подошве, по куртке, плотной, защищавшей от любого ветра, к лицу человека, в которого она невольно боднулась. Мужчина был, невысокого роста, плотного телосложения, чуть лысеющий, голубоглазый, с аккуратной серебристой бородкой…
Вера смущённо пробормотала:
- Извините ради Бога, я задумалась…
Мужчина озорно улыбнулся, и, не выпуская её, из случайных объятий, произнёс.
- Ничего! Этот город полон неожиданностей! Я приехал к другу, на недельку. Ожидая хорошего отдыха… А тут ветры бросают в лицо брызги дождя и женщин в объятия! – Он улыбнулся, ободряюще. – Ну вот, мы и встретились, наконец-то! И ты, как и обещал твой знакомый… Помнишь, ты о нём писала ?  Попала в мои объятия!
Вера понимала, что такого не может быть! Это – он! Как сочинительница сюжетов, она ни за что не включила бы всё это в роман. Но вот, перед ней стоял, тот, о котором она думала всё время своей души. Сердце её, запаздывая, затрепетало, противореча разуму и, так называемому ,,здравому смыслу,, , ничего не определяющему, на деле, в жизни. Ей, даже, не нужно брать себя в руки и изображать радость. Делать вид, что она страшно рада встрече! Она была страшно рада!
Он!
- Простите, вы, вероятно, меня с кем-то путаете ? – Пробормотала она, выдерживая приличие и наказывая его, за долгое-долгое молчание. - Пропустите меня, пожалуйста.
- Нет не путаю, - улыбаясь тепло, ответил мужчина, назвав её электронный адрес. - Неужели ты меня не узнала? Я – Андрей. Если угодно, Владимирович. И мы, Вера, уже давно на ,,ты,,.
- Нет! Нет! И ещё раз нет, - опустила она глаза, чтобы не выдать своё, уже понимание того, что всё – правда. – Нет! - Воскликнула она.
- Что, нет ? – Переспросил он, ещё уверенный, но, под её напором, уступая, отходя в сторону и теряя уверенность.
Перед ней стоял мужчина, невысокого роста, крепко сбитый. С серо- голубыми, как и у нее, глазами. Чем-то напоминавший медвежонка Из её детства.
Неужели это правда? И это он ? 
- Извините, но я вас не знаю, - она продолжала держать паузу.
- Извините, - пробормотал он, растерянно. – Я, должно быть, правда, обознался. Ведь я впервые в этом городе. С большим трудом, для себя, нашел предлог приехать сюда. Чтобы попробовать найти  любимую женщину. Сказать ей, что у меня был ужасный месяц. И я даже не мог ей написать хоть пару слов! - С горечью сказал он. – А рассказывать и извиняться через ,,интернет,, - трусость! Вот я и решил…лично… Я о ней думал, когда Вы меня протаранили…
- Ну, раз ты приехал ?  Если я ,,протараниллась,, в твои объятия, то пошли ко мне на работу, - улыбнулась она счастливо. - Я тебя, хоть чаем напою. Ты, Андрей Владимирович, ведь с дороги! – Обняла, лукаво улыбаясь. – Пока твой зонт, ещё держится.
- Слава Богу! – Её мужчина-медвежонок вздохнул с облегчением – А то, я начал думать о своём душевном здоровье. И умственном. Галлюцинации. И прочее…
-Может быть, может быть, - пробормотала она, пряча улыбку и слезы, слезы радости, что наконец-то он с ней! – Я бываю оч-чень реальной галлюцинацией.
-Будь, чем угодно! – Воскликнул он, прижимая её к себе крепче. – Только не исчезай!

- Может быть, и не исчезну. Мы – галлюцинации – часто, такие взбалмошные бываем. Просто ужас какой-то! То почтенного психолога под зонтиком протараним. А то, ещё чего выдумаем,- произнесла она с улыбкой. - Вот мы, скорее всего, подходим к библиотеке! Где я работаю привидением. И выдаю людям мечты и грёзы, - они уже, поднялись на крыльцо. И Вера отпирала дверь. -   Вот мы и пришли. Ты напрасно, совершенно напрасно поспешил сложить свой замечательный зонт. В этом мире всё, часто, так зыбко! – Захохотала она ,,жутким,, хохотом. – Проходи! Сейчас я чай поставлю.
Они зашли в её библиотеку, созданную ею для своего родного города. И возглавила, пока. Решая, остаться ли насовсем ? Ведь писать и отправлять издателям рукописи, можно и отсюда. Или…
От Москвы оторваться, не так просто…
- Пошли в мой кабинет, - произнесла она, на ходу снимая курточку.
И он пошёл за ней, покорно, в её очень уютный кабинетик, тесноватый, маленький, но видно было, что хозяйка его, везде и всюду, стремиться к домашнему комфорту, покою и тишине. Так, по крайней мере, был обустроен её кабинет. Совсем не по директорски…
Хотя, здесь был и компьютер на столе, и телефоны, и прочее офисное оборудование. Но в углу пристроился небольшой уютный диванчик, два кресла и маленький журнальный столик, образовав фрагмент домашней гостиной. Где было очень комфортно и легко находиться. Потому, что всё это несло такой домашний уют, и отпечаток личности хозяйки, что не хотелось никуда выходить из него. А тем более в такую дождливую погоду. На стенах расположились пейзажи её родных мест, нарисованные местной художником.
- Да садись же, наконец! - сказала Вера, - Интересно, все психологи боятся  своих грёз и видений ? 
А он любовался ею. Эта женщина манила его к себе, даже через Интернет. Её большие голубые глаза были такими усталыми и грустными, что ему хотелось прижать её к своей груди. И он еле сдерживался, чтобы не заключить её в свои объятия, тут же.
Вера тоже украдкой наблюдала за ним. Уже не сомневаясь ни в чём.
- Ну что! Нашёл меня ? – Она принесла на подносе чай, печенье, конфеты. – Расскажи мне о себе. Я хочу о тебе, хоть немного, но знать. Вот так! Глаза в глаза! Без ,,нета,, .
И присела в кресло напротив.
Слушать.
И он рассказал ей, не торопясь, свою историю.
Родился на севере. Как и все, учился. Окончил мединститут. Работал врачом-хирургом. Прошёл, в этом качестве, Афганистан. Был ранен в руку. С хирургией было покончено. Андрей, на войне, повидал множество искалеченных душ. Возможно, даже больше, чем искалеченных тел! Поэтому и перешёл в психологию. И, как человек одарённый, преуспел и в ней.  По Интернету познакомился с одной женщиной, которая очень запала ему в душу. И он решил её разыскать
- Чего именно в этом городке?- осторожно спросила она, растерявшись окончательно. То, что она услышала, никак не совпадало с её другом. Все-таки это не он.
- А ты, по телевизору сказала мне, что родилась в этом городе. И собираешься, надолго оставить Москву,  - ответил он просто и правильно. – И такое желание, вполне, понятно. Я ехал сюда на автобусе. Из областного центра. И меня поразила местная природа. Там, где я живу, - он отставил чашку, - тоже очень красиво. Но иначе. Лаконичнее, четче, жестче…
…и холоднее, - продолжила Вера, улыбаясь. – Но я, по ТВ, тебе ничего не говорила.
-Говорила. Ты сказала, всем, кто тебя любит. – Андрей легко согласился. – Впрочем, это – не важно. Кажется, ты слушала меня, как-то напряжённо. Мне не показалось?
-Не показалось, - кивнула Вера. – Твоя история, не во всём, совпадает…
- …с тем, что ты знаешь о своём Интернет-друге ? – Андрей виновато развёл руками. – Увы! Но всё тайное, всегда, становится явным! И того невозможно отменить! – Он махнул рукою. – Правду, так правду! Мой друг часто пользуется моим адресом для прогулок в сети. И вначале был он. Но, раза два-три! Не больше! Потом – я и только я! – Развёл руки и склонил голову. – Казни, если достоин казни ?!
- Ну что же. Попробую вас, с другом,  помиловать,- ответила она
медленно. – Хотя вы и достойны ссылки. Но вас, северян, и сослать-то, толком, некуда! Я же пишу, как-никак! И очень быстро поняла, что партнёр по переписке поменялся. И перемена была в твою пользу. Послания стали интересными, глубокими и более литературными, что ли, - она стала наливать себе чай, предлагая и Андрею. – Всё же, сама, что-то пишу! – Весело, наливая ему чай. – А потом, когда ты, так внезапно…пропал… Решила, что всё закончилось. И значит, неважно с кем! – Подала чашку. – Сегодня решила. И протаранила, сегодня, тебя!
- А ты, Вера, как жила ? – Спросил Андрей. – Переписка – одно! А, вот такое, личное общение – совсем другое дело! Расскажи ?
И она поняла, что не знает с чего начать, среди вихря  нахлынувших воспоминаний. Биография женщины, как и внешность. Мало кому стоит показывать, как она делается. Большинству же, важен и интересен, лишь результат.
Она родилась в этом маленьком городишке. Росла любимой дочкой замечательных родителей. Романтиков-интеллигентов, убеждённых в итоговой победе добра и справедливости. И Вера, понятное дело, росла, столь же романтично-возвышенной. Находя в книгах добро и справедливость, когда их не хватало в жизни. Училась легко и отлично, радуя учительницу литературы, отгородившуюся от мира ,,серебряным веком,, , старушку, замёрзшую, в ужасе и оцепенении, ещё при товарище Жданове. И ,так никогда и не пришедшую в себя. Но Верочке прочила литературное будущее.
Вера согласилась с учительницей. Потому, после окончания школы, устремилась прямо в Москву. В МГУ! На прокалённый и продутый ,,перестройкой,, факультет журналистики!
Поступила…
…окончила!
И начала писать романы. Достигнув, как это бывает в переломные времена, молодого задорного успеха. Который, кружил и пьянил, не хуже вина! У неё было всё! От выступлений по  радио и телевиденью, до тьмы поклонников. Всё было!
А она работала! Много! Очень много! А потом, ещё больше! Вроде не замечая, происходящего вокруг неё. Приученная к тому, что работать надо много. И так, чтобы работа эта не замечалась читателем.  Сходила, зачем-то, замуж. Отлично понимая, что, из этого брака, ничего не выйдет! Развелась! Потеряв ребёнка и доверие к мужчинам! И к себе! Продолжая работать много и плодотворно. Наращивая мастерство, сохраняя интерес читателей… и, чего там, хорошо зарабатывая. Очень даже хорошо! Возвращая доверие и интерес к самой себе. Так бы и продолжалось вся эта, не такая уж и бессмысленная карусель. Во всём, можно найти смысл. Если есть чем искать…
В этом месте Андрей искренне рассмеялся. Полностью, с Верой, согласный!
-Я всю жизнь хотела, чтобы в нашем Городке была хорошая библиотека. – продолжила Вера. – Вот это и стало моим смыслом…
И она оставила всё, как только заработала на хорошую библиотеку.  Сразу же приехав в свой тихий родной городок, бросив московскую суету, без сожаления.
- Как видишь всё налажено! – Обвела она рукою вокруг. – Мечты сбываются! Я, со школьных лет, мечтала работать в библиотеке. И работаю.
-Не пишешь больше ? – Спросил Андрей.
-Пишу. Вот здесь. В своём кабинетике, - ответила Вера.  – Тут у меня есть всё необходимое для работы. частенько за компьютером, - улыбнулась. – А когда устаю, брожу в ,,нете,, К мужчинам пристаю…Чтоб потом прободать одного бывшего хирурга. Есть ,,роковые,, женщины. А я - ,,прободная,,! Как язва!
-Вы знаете и такие термины ? – Удивился Андрей.
-Я – дочь врача, - просто ответила Вера. – Настоящего провинциального врача. Который, умел, в профессии, всё. Не умея, только, заработать, для себя, - погрустнели её светлые глаза. – Я купила им квартиру, дачу, машину. Отец очень гордился мною. Радовался подаркам, как маленький. И поехал, поздней осенью, к больному. Машина засела в грязи. Он пошёл пешком. Успел! Помог! Но при этом, простудился. А ему некому было помочь…
-Вера! – Андрей подошёл и приобнял её за плечи.  – Ты такая же! Потому-то я и исчез на месяц! Зная, что заикнись я о своих проблемах, ты прилетишь помогать!
-Прилетела бы! – Согласилась она. – И надо было, хоть что-то сказать!
-Скажу, - он погладил её по голове. – Теперь скажу. Я развёлся с женой. Оказывается, не всем женщинам нравятся трудоголики. Потом, взвинтили плату за аренду. Оказывается, не все начальники любят нормально отвечать за свои ошибки перед избирателем. А я – избиратель! Требовательный и грамотный! – Весело прибавил. – И вот я тут! Без работы! Без жены! Приехал к одному ,,афганцу,, , которого когда-то резал-зашивал, сохраняя ему ноги. Он в вашем Городке расследует в прокуратуре. Он давно звал отдохнуть.
-И случилась у тебя ,,прободная,, я, ко всем неприятностям! – Добавила Вера.
-Я собирался, своего ,,афганца,, напрячь на поиск тебя. Тем более, что ты человек известный. И найти тебя, думаю, не очень сложно. Так я и размышлял, стоя под дождём, - он усмехнулся. – И жалел женщину, боровшуюся с ветром, за зонтик. Совсем уж было, собрался помочь…
-А женщина оказалась ,,таранная,,! – Рассмеялась Вера.
-Я, если честно, почти сразу, когда ты оказалась в моих объятиях, понял, что это – ты…Но это было столь невероятно, что я, каюсь, растерялся…. – он говорил и лицо его выражало эту растерянность. – А потом, ты начала мстить мне. Совершенно, кстати, справедливо!
-Андрей! – Она встала, как-то решительно. – Начинается рабочий день. Мне надо сделать, пару-тройку дел. Заведую, всё же.  И дать себе, несколько отгулов. Чтобы мы могли побыть вместе! Тут журналы и что-нибудь читабельное! Я быстро! – Она крутанулась, весело и танцевально, исчезая за дверью.
Андрей немного походил по кабинету, порылся в рукописях и журналах на столе. Выдернул, пару, наугад, полистал… Заинтересовался тонкой пачечкой пожелтевшей машинописи. Устроился в кресле и стал читать…

                                            …
!!…. Руль неровностями дороги подрагивает под руками, иногда толкаясь сильнее….
…. Дураки и дороги….
           И дурман вишнёвого варенья….
                                            …
Глупость и жадность местного правительства привела меня сюда… Помочь молодым, европейски образованным, интеллектуалам скинуть местную, осатаневшую от вседозволенности диктатуру…
            Переворот был хорошо подготовлен и короток, как мысль!
            И бескровен, как счастье…
                                                       …
          А через неделю, после всего, в отель приехал интеллигентный чернокожий человек в строгом костюме. Не светлом, что радовало. Мне, честно говоря, надоели африканцы в белых европейских одеждах. От жары спасает, только местная национальная мода. Или сафари-костюм. Остальное – выпенднривание частичное! Мол, и мы не дикари… А если не дикари – полезайте-ка в тёмные костюмы, как цивилизованные люди…
         Этот был в синем костюме. Сорочка, галстук, обувь. Всё было так безукоризненно, что мне стало неловко за свой светлый камуфляж. Из золотых украшений имелись часы швейцарские и тонкая оправа очков. Он был высок, элегантен. И жил в своём облике абсолютно свободно и естественно.
           -Здравствуйте, мистер…! – Гость протянул первым руку, давая понять, что я ему нужнее, чем он мне.
            -Никто. Как капитана в романе Жюль Верна, - ответил я на вопрос об имени и на рукопожатие сухой музыкальной руки. – Прошу! – Отступил
я в сторону, пропуская утреннего визитёра в свой просторный номер, где кондиционер создал, всё же, прохладу. – Это от вас звонили вчера ?
            -Да, мистер Немо. Это я вам звонил, вчера, - он прошёл в гостиную и сел, в предложенное жестом кресло. – У меня к вам, господин подполковник, дело, способное вас заинтересовать. Но вначале, чтобы вы не сомневались в нашей честности, вот вам подарок от нашей молодой и темпераментной страны, – он вынул из кейса плоскую, резного дерева, шкатулку и открыл её.
             Страна, и правда, была молода и темпераментна. В шкатулке были          бриллианты. Крупные, огранённые, с сертификатом ,,Де Бирс,,. С которым их примут в любой банк мира, пропустят на любой таможне. Алмазов было много.
Не менее, чем на полмиллиона хороших американских денег. Я аккуратно прикрыл крышку, не убрав шкатулку. Стало понятно, что беседа  меня увлекла.
И гость расслабился в кресле, почувствовав, что разговор состоится.
Я подал, пузатые фужеры и коньяк, подтверждая готовность к предстоящему разговору. Коньяк прикрыл дно фужеров, я подвинул к пришельцу коробку с сигаретами и стал, не торопясь, набивать трубку, готовый слушать.
-Вы, подполковник, очень помогли нашему правительству в наведении порядка в стране, - он не тронул сигареты, а коньяк грел в розовых африканских ладонях. – И наше правительство вам глубоко и искренне признательно.
  Я кивнул, не перебивая, раскуривая трубку, продолжая ждать. Чего ? Конечно же, делового предложения. Здешняя революция окончена. И я в простое-отпуске. Поэтому, почему нет ? Я могу принять предложение. Если оно того стоит ? А оно, судя по вступительному взносу, стоит того, чтобы его выслушать.
Кто-то считает меня высокомерным. Зря! Просто, работа моя такова, что держать паузу надо уметь.  Гость тоже помолчал, то ли ожидая моей реакции, то ли не зная, ещё, как себя вести с такими, как я. Из чего следовало, что он не военный. Это озадачивало. И мне, тем более, оставалась, лишь глубокомысленная пауза с трубкой.
- Эти бриллианты из тех сокровищ, которые вы, со своими людьми, сумели перехватить вместе со свергнутым тираном, - наконец нашёл он продолжение. – Наше правительство сочло справедливым наградить вас этими камнями. Тем более, что валюта страны, в плачевном состоянии. А украденные диктатором миллиарды, пока, лишь заморожены в европейских и американских банках. Но, пока мы докажем, что страна вправе ими распоряжаться… - гость махнул рукой, – вы могли бы счесть нас неблагодарными. А наше правительство, не хотело бы этого. И по этическим соображениям. И имея планы дальнейшего сотрудничества с вами и вашими людьми.
-Как далеко идут планы вашего правительства ? – Спросил я спокойно.
-О! У нас очень серьёзные намерения! – Воскликнул этот интеллигентный  симпатичный человек. – Наши предшественники, к сожалению, брали богатства наших недр и продавали, даже не очень дорого. Ограбив следующие поколения. Мы хотим исправить этот сырьевой перекос. Но для создания современной экономики нужны люди, деньги и время. И мы, изучив современный опыт, решили, что туризм даст нам деньги, время и рабочие места тем, кто живёт на территории национальных парков и заповедников.
Эти ребята мыслили перспективно. Туризм – третье по доходности дело, после наркотиков и нефти. Тем более, что у  них тут природа! Национальные парки кишат зверьем и насыщены такими пейзажами и видами, что...  Деньги придут хорошие! Можно и экономик не строить, вовсе! Экологию наладить… И ООН поможет. Однако, при чём тут я и мои ребята. Мы солдаты! А война, вроде, окончена ? Ладно! Послушаем дальше.
Я кивнул, давая понять, что слушаю. Визитёр отпил первые капли коньяка. И продолжил.
-Я  - министр культуры, туризма и спорта в новом правительстве, – отрекомендовался гость. – И уполномочен предложить Вам, господин подполковник, работу. 
-Мне ?  - Уточнил я.
- Вам, - подтвердил он. – Работу очень важную для, вновь создаваемой индустрии туризма. В своей сфере деятельности я наделён очень широкими полномочиями  и средствами. Исходя из того, что туризм станет началом ,,несырьевой,, экономии, решено не экономить. И начинать сразу по высшим мировым образцам. Вам, уверяю вас, заплатят щедро!
Если коробочка с брюликами на полмиллиона – ещё не щедро, то, что у них – щедро ?
-Господин министр! – начал я, полагая, что в общении с высшими чиновниками стоит быть вежливым. – Я не наёмник! Я – профессионал очень высокого класса. И мои услуги стоят дорого. Но они того стоят! Вы в этом убедились в ходе вашей… гм! …. Революции.
-О да! – Легко и энергично согласился молодой министр. – Вы очень хорошо учили повстанцев. И стремительно провели операцию по низложению прежнего правительства. Меня – человека штатского, всё это завораживало! – Он отсалютовал  фужером и отпил ещё чуть. – Это было великолепно! Но, простите, ради Бога! Я не понимаю, чем наёмник отличается от профессионала?
-Наёмник – тот, кто за деньги берётся за любое дело! Профессионал – тот, кто отлично делает свою работу за большие деньги! – Ответил я.
-Коротко и понятно! – Улыбнулся министр, допивая коньяк. – И без кокетства, романтического! Больше того! Теперь, я уверен, что именно вы мне и нужны. Вам предлагается, за очень хорошие деньги, навести порядок в национальном парке!
-Браконьеры ? – Сразу отреагировал я.
-Да, - кивнул гость. – И, вероятно, из тех, кто помогал обогащаться чиновникам, от природы, и... прежнему… гм…лидеру. Очень хорошо вооружены. Организованы! Многие из местных…  И проблема, не просто запущена. Она попросту не решалась! – Министр вздохнул. – Мы получали деньги и людей от международных фондов. Люди-добровольцы и настоящие учёные гибли. Деньги исчезали! Доверие к стране подорвано! – Он пристукнул кулаком по столу. – Мы восстановим порядок и доверие международного сообщества. Мы потратим награбленные деньги! – Он встал. – Вы, мистер Немо, готовы нам помочь в этом ?
-Помогу, - как-то, неожиданно просто, ответил я. – Псевдоним обязывает! Правда, есть проблемы. 
-Какие ? – Спросил энтузиаст охраны Африки от самой себя, резко, раскрывая блокнот и обнажив перо. – Всё, что зависит от правительства – будет!
-Я никогда не занимался этим делом. Потому, мне будут нужны, всё же, учёные-биологи, зоологи, ботаники, экологи. Нужны егеря из местных, живущих в национальном парке. Нужен транспорт! От больших самолётов, до мощных вездеходов. Современное оружие и приборы ведения войны! Вы, ведь понимаете, полагаю, что это будет война ?
-О, да! – Он кивнул. – Возможно, даже, более долгая и трудная, чем за власть!
-И… ? – Повесил я немой вопрос.
-Мы готовы её вести.
-Вы лично ? Или всё правительство ?
-Правительство, - коротко, но внятно ответил он. – Вам будет дан, как и мне, карт-бланш! В вашем распоряжении войска, полиция, разведка и деньги. Ваши приказы приравнены будут к постановлениям правительства! Тем более, что вы очень популярны в народе.
-Редкий, в моей работе, случай, когда это на пользу, - усмехнулся я.
-Скажите, мистер Немо, почему вы согласились, даже не спросив о вознаграждении ? 
-Возможно, потому, что впервые мне предложили дело, которое мне хочется делать ? – Я отложил трубку. – Даже на родине, мне велели  выполнять всякую мерзость. Да и животных мама научила любить…
                                                       …
…а потом, и правда, началась война…
                                                         …
Три года я, и те, из моих товарищей, что согласились участвовать в становлении местного эко-туризма и заповедников. Учили местных рейнджеров, всему, что умели сами. И вместе с ними, плечом к плечу, противостояли тем, кто убивал, ради удовлетворения чужих суеверий и жадности, слонов, носорогов, крокодилов и прочих живых тварей. И нас, вставших на их защиту!
Враг был злобен, хорошо организован и оснащён.
Но и мы не были подарком судьбы!
Правительство не обмануло наших ожиданий. Мы сами отбирали рейнджеров! С нами взаимодействовал отдельный батальон специального назначения. Готовый действовать в любых условиях, на уничтожение тех, кто не пожелает отдать свою судьбу в руки правосудия…
Сдавались немногие.
Правительство, под руководством учёных из Европы и США, разработало и стало энергично внедрять программу привлечения местного населения в индустрию туризма. Чтобы не уходили охотники к браконьерам! Мы, не торопясь, но неотвратимо, вытесняли, шайки негодяев, за границы страны! Парк стал приносить первые научные и коммерческие результаты. Я, впервые за свою жизнь, чувствовал, что делаю благое дело! Да и ребята, что со мною работали, радовались…
Работа спорилась, как написали  бы о нас, в советских газетах…
…а для меня,  всё закончилось быстро и нелепо.
Мы окружили сотню бойцов и охотников-браконьеров с грузом слоновьих бивней! Окружили плотно. И постреливали потихоньку, дожидаясь военных. Они уже летели к нам на вертолётах. Я лежал под баобабом и давал ЦУ старшему, в команде егерей. Не слишком стесняя его в действиях. Мужик толковый! Сам хорошо управляется. И оппоненты наши, надо сказать, его боялись. Свой! Все стёжки-дорожки знает. Не побегаешь от него! А в плен к нему не хотели. Он с ними, как они со слонами, поступал. Зубы выдёргивал. Сам! А потом, в тюрьму отправлял.
Стреляли они густо. Наши - в ответ - метко…
…надо мною прошла длинная очередь ручного пулемета. Сшибла ветку надо мною. Ветка упала на спину, гася сознание болью…
…очнулся я от той же боли, уже в вертолёте…
… Старший, в команде рейнджеров, поддерживал, чтоб не трясло.
-Что со мной ? – Спросил я, пронзённый, тут же болью в позвоночнике, в левом бедре. – …ох-х-ху…! Как  меня-то ?!... В бедро ?
-По бедру, по спине…,. – кивнул огромный африканец. – Очередью ветку баобаба сшибло. Она вам на спину упала.
-Повезло тебе, мужик! – Лейтенант российских десантных войск подошёл к носилкам. – Наш батальон рядом стоит. Твои рейнджеры с нами и связались. Чтоб быстрее в госпиталь!
-Вы знаете, что я русский ? ! – Удивился я.
-Ты в забытьи, такие рулады выводил, по-нашенски, что к тебе наших прапорщиков на повышение квалификации и словарного запаса присылать бы! – Весело. – Ничего! В госпитале обезболят! Поправят! – глянул в окошко. – Подлетаем. Пойду, скажу пилоту, чтоб мягче сажал. –  Сходил в кабину и быстро вернулся. -  Ты, мужик, молодец! У нас, на этих трупоедов, охочих до бивней,  у самих, давно руки зудят! Но… - развёл руками, - нельзя. Миротворцы мы!
-Понятно, - кивнул я. – Только ты не говори, местным, что я русский.
-Не скажу, - пожал лейтенант плечами. – Только рейнджеры твои, и без меня знают про это. Так и сказали, что русский ранен.
Вертолёт взвихрил облако пыли и мягко присел на площадку. Там уже ждал автобус с красным крестом. Десантники подхватили носилки и пошли к ,,Скорой,,.
                                                              …
Врач вправил позвонок и поясницу, почти отпустило. Но нога не держала! Мне объяснили, что, вероятно, повреждён нерв.
-Полноценно ходить вы не сможете. Встать, на минутку, с болью, возможно! – Военный врач в капитанских погонах был строг и категоричен. – Местные власти купили вам отменную коляску. На электричестве. Подарок, честно сказать, дорогой ! Нашим офицерам, наша страна, такого не дарит!
-У вас в госпитале есть нуждающиеся в колясках, капитан ? – Я приготовил блокнот. – Давайте данные.
Он недоверчиво посмотрел на меня.
-Это дорого!
-Раз мне министр дарит, значит, и я могу себе позволить подарить, - отозвался я.
-Резонно, - согласился он, доставая документы. – Пишите…
-У вас библиотека, тут, есть ? – Спросил я, записав три имени.
-Что ? – Удивился врач.
-Библиотека, - подтвердил я его худшие опасения. – Или вы полагаете, господин капитан, что наёмники не умеют читать ? Отупев до состояния дикого гуся.
-Я ничего такого не полагаю, - отозвался он. – Я рекомендую вам побыть у нас, ещё недельку. Пусть всё хорошо встанет на своё место. А библиотека есть. И содержит её очень интеллигентная женщина. Вольнонаёмная… Я вас провожу. Как министра проводим.
-Министра ? – Удивился я.
-Да, - кивнул доктор. – Вы очень авторитетный наёмник. Подарки вам министры сами возят.
-Да уж! – Я обрёл осанку мелкого шляхтича. – Пан без ровера - не пан! Так говорили у меня на Беларуси.
                                                             …
Давешний мой работодатель, министр культуры, туризма и спорта, ожидал меня в кабинете начальника госпиталя. Они оживлённо говорили о чём-то, когда меня вкатили в кабинет на обычной госпитальной коляске.
-Вот и наш герой! – Врач облегчённо вздохнул, явно тяготясь протокольной беседой. – Вы меня простите, но я вас покину. Дела!
-Да-да! – Высокий гость понимающе закивал. – Я очень хорошо вас понимаю! – И шагнул ко мне, ослепительно улыбаясь, обнял, обдав дорогим запахом. – Мне очень жаль, мистер Немо, что с вами случилось несчастье! Поверьте, наша страна не хотела бы, чтобы у вас сложилось впечатление…
-У меня не сложилось впечатления, - мягко ответил я. – Мне говорили, что вы прилетели сюда, почти вслед за мною. Спасибо вам, господин министр. Я не считаю, вовсе, что ваша страна в чём-то виновата. Это могло случиться в любой  другой стране, в любом другом бою. Я сам выбрал профессию!
-Да-да! – Интеллигентный министр сокрушённо кивнул. – Вы – солдат! Очень хороший солдат! Мои земляки очень вам благодарны! Они уже почувствовали, что живые животные приносят больше пользы и денег. И прислали вам подарки. – он подал мне, поочерёдно два футляра и толстую резную трость железного дерева. – Палку делал командир рейнджеров.
Я помнил, что этот огромный чёрный парень всё сводное время вырезал ножом удивительные фигурки. И трость, кроме рукояти, была покрыта резьбою, прославляющею доблесть воина. Она была прочна и тяжела. Скорее дубинка, а не трость.
-Красота! – Я взмахнул палкой, по-разному, несколько раз, рассекая воздух. – Молодец Нгомо! Оружие командиру сделал!
-Да, - подтвердил министр. – Рейнджер-капитан Нгомо, так и предполагал. Чтобы учителя и друга не обидели! Вот трубка! Спецназ купил. Настоящий ,,Данхил,,. Из местных деревьев, золота и слоновой кости. Вы, свою, потеряли, там, под баобабом! – Гость послал мне трубку в футляре. – А это от нашего министерства! – Он открыл квадратную коробочку, в которой сверкала платиновая ,,Омега,, украшенная бриллиантами. – Я, ещё при первой встрече,
приметил, что вы предпочитаете эту марку. Вот и рискнул.
-Право… Спасибо! – Я надел часы, щёлкнув браслетом. – Слишком шикарно! Но красиво! Мне, когда-то, подростку, дед подарил трофейную ,,Омегу,, . Из Берлина, в 45-том году привёз. 30 лет шли часы, секунда в секунду. А потом, деталь износилась. А в СССР таки деталей не было, - развёл я руками. – Вот, с тех пор, предпочитаю ,,Омегу,,! В память деда-победителя!
-Хорошо помнить предков! – Согласился министр. – Кроме всего этого, и страховки, мы ещё увеличили ваш гонорар на треть! И дело не в травме, поверьте, - остановил он жестом мои возражения. – Ваша работа принесла моей стране ощутимый доход. И мы, по нашему законодательству, обязаны увеличить гонорар всем тем, кто трудился в национальных парках.
-Ну, если по закону ? – Согласился я. – Закон для всех одинаков.
-И ещё одно дело, если вы не устали ? – Спросил он.
-Я устал от лени! – Воскликнул я, готовый взяться за работу, хоть сейчас.
-Я хочу предложить вам работу в своём министерстве. Департамент эко-туризма! – Он ослепительно улыбался. – Зарплата, более чем хорошая.  И процент, небольшой, от прибыли. Но прибыли уже так приятны, что … Впрочем, вы ещё в госпитале. Поправитесь, решите.
-Я подумаю, - честно ответил я, понимая, что подумать есть о чём.
                                               …
Библиотека была в старинном, ещё колониальной постройки, здании. Толстые стены сохраняли внутри прохладу. Было пыльно, сумрачно и пахло книжной бумагой. За стойкой стояла женщина…
…удивительная женщина!
Я вкатился в библиотеку, огляделся, увидел библиотекаршу. Она, опершись руками на стойку, как в школе на парту, тихо говорила с двумя лейтенантами-вертолётчиками. О литературе, надо отметить! И господа офицеры толково рассуждали, как я понял, о творчестве Чехова. О его драматургии, в частности.
Она слушала их с интересом, высказывала свои впечатления, вероятно о МХАТовских  постановках. Мелодичный голос витал меж двух звучных баритонов, людей, привыкших говорить сквозь шум винта. Я не стал вмешиваться в оживлённый диалог, хотя бы потому, что во МХАТе не был давно. Никогда я не посещал МХАТ! Не то, чтобы жалел! Но и гордиться нечем! Потому пристроился в уголке, умных людей послушать. Тем более, что один из лейтенантов, был москвич. И театрал!
Работа в Африке учит оставаться незаметным. Даже в инвалидном кресле.
Вот я и пристроился в тёмном углу, с наслаждением вкушая родную речь. Ведь последние, лет восемь, на каких языках я, только, не говаривал! И вот! Русский! При том отменный русский! В исполнении интеллигентных людей и прелестной умной женщины!
Пиршество разума!
Она была прелестна! Довольно высока, стройна, гибка, как-то ломко грациозна, но без той, модной ныне, болезненной худобы. Великолепные, пепельно-русые волосы уложены в тяжёлый узел на затылке…
Как радостно они, наверное, ниспадают по плечам и спине, волнами, вырвавшись на свободу… прикрывая , целомудренно, начинающуюся наготу…
…которая, даётся-даруется, ох!, не всякому…
И лейтенантам этим, тут нечего ловить!
Мне, обезножевшему, подполковнику, впрочем, тоже…
-Мальчики, извините! Посетитель заждался! – Она оборотилась, ко мне, своими  чудесными, светлыми, серо-голубыми, глазами, вся облитая тонкой маечкой. – Вы в библиотеку ? – Она спросила меня, на хорошем английском.
-Да! – Отозвался я на русском.
Лейтенанты повторили изумление доктора, считая, как и он, что чтение – не есть добродетель ,,солдат удачи,, .
Она же…
И теперь зная, что здесь есть многое из того, о чем, я ожесточённо не вспоминал больше десяти лет, я понимал, что меня увидели…
-А РАЗВЕ ЭТО НЕ БИБИОТЕКА ? – Спросил я, отчётливо удивляясь.
-В общем, библиотека, - призналась она под моим взглядом, которым плавилась воля наёмников, браконьеров и прочих, далеко не слабых личностей. – Я заставила вас ждать, как раз потому, что это – не только библиотека.  Тут ещё и неформальный клуб. Где можно поговорить по русски, пообщаться… Вечерами, поверьте, бывает очень интересно! – Она пришла в себя, когда я подъехал к её барьеру. – Вы, чего хотели бы почитать ? …
Она, сама не ведая, ступила в ловушку, где всё уже было!
И вопрос ,,ЧТО?! … КОГО ?...,, , и дальнейшее.
Сто лет никто не спрашивал Игоря Северянина.
И руки её, в замешательстве, ещё более ломкие, мешающие ей…
А потом, всё, чего она давно хочет в своих романтических грёзах, что творит воображение в тропических ночах, увы, одиноких! Духовно…
Всё, что ей дорого и необходимо, я найду,  для неё, в себе…
- Что? – Она вскинула голову, еще добавив себе угловатости и хрупкости. – Кто Вам нужен?
- Северянин, – понимая, что этого она не слышала  лет сто.
- Простите, – произнесла она, улыбаясь, серебряно-мелодичным голосом, – лет сто, - процитировала она  мои мысли,- никто не спрашивал. - Она прищурилась,  близоруко и недоверчиво, разглядывая меня, – я не уверена, что он у нас сохранился. Могли не вернуть или списать.
- Не верю, - Намеренно холодно и кратко отозвался я.
Мне удалось, как я и хотел, смешать её мысли, смутить её. Заставить опустить взгляд, поправить причёску и маечку. Так, чтобы занять, ставшие неловкими руки. И. когда она проделала, последовательно, всё это, повторил:
-  Не верю, что вы сидите тут сто лет. – Легко улыбаюсь, пережидая, пока  она выдаст лейтенантам их заказ. – Тем более, господина Северянина, сто лет назад, можно было послушать вживую в Петербурге. Он тогда, еще и королём поэтов не был.
Она удивлённо вскинула брови. И её можно было понять. Сидит в коляске недобитый наёмник. И рассказывает о поэте «серебряного века». И ещё комплемент встроил мимолетный, но монолитный во фразе…
Комплементов ей не говорили  давно.
Точнее никогда.
Потому-то женщина, почти всегда, слышит слова, лишь тех, кого хочет, слышать и слушать. Всё остальное – шум. И она слишком поздно поняла, что самые лучшие слова она слышала от невзрачного парнишки, которого никто не замечал. Слишком он был погружён в математику. И оторвался, однажды от своих формул.  Чтобы сказать ей вечные слова.
Но она тогда ждала их от другого….
           Лейтенанты закипали, как старый радиатор ,,лэндровера,, …
- Северянина нету! - Сообщила, она грустно, поискав на полках и вернувшись. – Видимо списали  за ненадобностью.
Грустная и белёсая библиотечная пыль кружилась в  свете окон. А сам этот свет золотил её пушистые пепельные волосы, собранные в тяжёлый узел. Эти роскошные волосы казались, тяготят и клонят голову на стройной шее. Я уже видел, как они укутывают её изящную наготу. Как темнеют в страсти её большие глаза. Забывая близоруко щуриться. Потому что всё и так близко…
- А вы, откуда здесь? – спросила она своим прекрасным голосом.
- С Юга, – ответил я лаконично. – Я не похож на читателя Северянина. Верно?
-Не похож. – Согласилась она огорченно. – Но даже если бы  он и был, я дала бы вам только в читальный зал. А вдруг вы книжный вор?
- А разве тут есть такие?
- Выходит есть. – Замечательно улыбнулась она. – Книга – то пропала. – И спросила решительно. – А вам очень хочется перечитать?
- Очень,- честно ответил я. – У меня позади годы боёв с глупостью, одичавшей жадностью и злобой. После такого, всегда хочется прекрасного.
- И вы, после таких боёв, читаете стихи Северянина?! – Громко изумилась она.
- Да, – уверенно ответил я, легко улыбаясь тому, как она неожиданно похорошела. – И беседую, в интеллектуальных клубах, с умными и прекрасными женщинами, - видя её улыбку, спросил. – Вы радуетесь? Чему?
-Тому что, у меня есть Северянин, - ответила она просто.
           Ох! Как же не просто далась ей это простота…
            -Вы долго сражались ? – Спросила она.
- Вечно,- Отозвался я….
Библиотека закрылась раньше срока…
                                                                …
                                               
Министр, умница, предоставил мне свой огромный и комфортабельный внедорожник с водителем! Ошеломляюще мягкая машина поколыхалась по ухабам улицы, где она жила. И встала у ворот её дома…
… там, во дворе, росли вишни! И пахло вишнёвым вареньем! Без косточек! Мне так этого хотелось, что казалось отсутствие вишен и варенья из них, станет ещё одним торжеством несправедливости!…

… И вот я в домике. Машина в тесноватом для неё дворике. Как раз под вишнями!…
           Водитель бережно сажает меня в коляску и выгружает пакеты с деликатесами и шампанским! Есть в пакетах и ананасы…
           ,,Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!... ,,
                                                              …
           Машина уехала, оставив розы у меня на коленях.
                                                               …
Я срываю листок и нюхаю, счастливо улыбаюсь.
- Чему ты, воин, так счастливо улыбаешься? – спрашивает она, лукаво и ослепительно улыбаясь.
- Воспоминаниям о вишневом варенье без косточек.- Честно отвечаю я, маскируя умысел под сентиментальностью.
- Я, как немногие варю такое варенье. - Отвечает она с достоинством истинного мастерства. – Будет, воин, варенье. И подаю я его, тоже, как немногие! - Просверкнув влажным взором больших, темнеющих глаз, добавила она, отпустив на волю роскошь волос своих, блеснувших в лучах низкого солнца…
И в груди у меня стало гулко от такой справедливости….
… Всё  было, как я и видел в библиотеке!
                                                                  …
           Я протянул ей розы…
                                                                  …
Она оказалась хороша и яростна, как женщина с душой полной любви, желаний и фантазий, рожденных в одиночестве непониманий. Она не знала, что из фантазий не родиться истина …
Я привёз и ананасы и шампанское. Под Северянина!
           И вино родило любовь и свободу. Она, понимая, что наступил её вечер. Тот самый! Где она будет царить, творить свою ночь, быть может, ЕДИНСТВЕННУЮ! Пускай и случайную, но НАСТОЯЩУЮ!...
….Она выпустила меня из своих горячих глубин и пошла нагая и лунная в далёкий проём двери. Дальше луна не доставала, и её стройное тело смутно белело и казалось очень далёким в сумраке и тишине. Но вот она пошла обратно, вошла в лунную дорожку на полу. И женщина засверкала, бело, с тёмными пятнами на груди, животе. Кровь?! Но в руках бокалы с шампанским, с ананасными дольками. Странно, зловеще и красиво…
…Кровь на лунном серебре…
Как сказка о добре и зле:
Блестяща и невинна,
Темна, сквозь просверк винный…
Продекламировал я, едва сложившиеся стихи.
- Чьи это стихи? – спросила она, подавая жажде, моей и своей, вино.- Они так, кстати, и красиво. Что мне даже жаль, что это – вишнёвое варенье.
-Мои…. , - отмахнулся я от них. - Господи! – Выдохнул я шумно, слизывая это сладостное и неожиданное варенье, которое я, не торопясь, и с наслаждением слизывал с её тёмного соска….
… её требовательные руки скользнули вниз, по моему животу, требуя….
           …. от моей плоти стойкости и твёрдости…..
… но лишь её жадные губы добились желаемого моего желания. Чтобы, радуясь и торжествуя среди реальной своей желанности, принимать, принимать РЕАЛЬНОСТЬ любви. Принимать в себя, подаваясь навстречу, чувствуя, биение, совместное, тел, сердец и душ. Радуясь от того. Что эта РЕАЛЬНОСТЬ ярче и лучше любых, самых смелых ожиданий  (таких долгих!) и ФАНТАЗИЙ!
- А ты кто? – спросила она, утихнув, наконец.- Сложен и силён как борец. А кажешься романтиком и поэтом.
- Я победитель в борьбе за существование, – ответил я, целуя её в гладкое, лунного серебра плечо,- я волшебник РЕАЛЬНОСТИ, способный творить чудеса и ждать, очень долго, настоящего вишневого варенья…
-…поданного, по-настоящему,- продолжила она, отбросив пепельную прядь. – До крови.
-И теперь я не смогу без твоего вишневого варенья.
- Я подумаю. - Ответила она, искреннее, понимая, уже, что согласна….
           На всё!
           Даже зная, что это ,,всё!,, будет недолгим.
           Но долгим, в памяти!
           -А откуда тут вишни ? – Спросил я.
           -Тут, ещё при социализме, наши жили. Чего-то строили! И представь, вырастили! – Ответила она. – Я, как увидела, чуть не заплакала. И стала варенье варить. Себе и солдатикам. Им-то радость какая! Представляешь ?! – Спросила она.
            -Ещё как! У меня, уж на что много повидал, самого, чуть крыша не съехала! – Согласился я, обнимая её снова.
                                                          …
           И были ночи! И были дни! И был год!
                                                           …
           Я, наконец, в этой любви, в вишнёвом дурмане, понял, что судьба поворачивает мои дороги домой…
                                                            …
            А у неё, ещё три года контракта!
            Мы ни о чём не договаривались!
            Потому, что, за нас, /и мы это понимали/ всё творила судьба.
            Она не провожала меня! Мы прощались ночью, накануне моего отлёта! Самые близкие на Земле люди, ничего не знающие, друг о друге…
                                                              …
Родная страна встретила меня глупыми вопросами дураков, бросивших меня, когда-то, посреди Африки…   
Скверная дорога бьёт в ладони рулём….
           Всё на месте! Дураки! Дороги!...
                                                                …
…И женщина с пепельно-русыми волосами, должна бы, недовольно хмуриться во сне на заднем сидении.
            Но её нет на заднем сидении…
                                                                 …
             …Она не просыпается долго, в этот день, когда её вспомнил, лишь потому, что давно не спала нормально. Почти все последние ночи и дни, десантный батальон тревожат повстанцы или остатки прежней армии…
            Мои рейнджеры, в тот день, помогли русским лётчикам…
А они, потом, всегда помогали нам….
                                                                  … 
А я добился права на вишневое варенье в родном городе! Д и на счастье любить и быть любимым!
А в Африке, в военном городке, в большой библиотеке  маленькой страны, будет (непременно!) подборка «Серебряного века»…
            Кто знает! Может, когда-нибудь, интеллигентный министр построит самую большую библиотеку ? … 
                                       ***
                                         !!!
Андрей не заметил, как за чтением пролетело время. За креслом стояла Вера и молча наблюдала за ним.
-   Это, твоё?-  С волнением спросил он.
- Я же сказала, что нашла здесь в библиотеке. А, не правда ли это могло бы быть сюжетом замечательного романа.. Я, совсем недавно, нашла  эти листки.. И подумываю, кое что переделать. Можно попробовать сделать из этого, кое-что, - сообщила Вера увлечённо. – Но надо найти автора. Мне кажется, что это – часть чего-то большего. Бумага давняя, - она нахмурилась, вспоминая. – Видимо, на одной из встреч с читателями, кто-то передал мне на рецензию. А оно и потерялось! Жаль! И человека обидела, безусловно, одарённого! – Огляделась удовлетворённо. – Отпуск я взяла. Рукопись эту, тоже заберу. Чтоб не потерять! – Веселея. - Ну, что! Я свободна! И могу пригласить вас к себе на чашечку чая. На машине – минут пятнадцать!

            Через десять минут они сидели в её красном маленьком ,,Пежо,,. В Москве она привыкла к хорошим машинам. И потому, уже переехав в Городок, купила небольшую новую машинку. Могла купить и что-то солидное! Но решила не раздражать общественность. Ей одной, на дачу ездить – достаточно. Остальное – суета!
          -Давно за рулём ? – Андрей с удовольствием глядел, как она легко маневрирует на главной улице.
          -А что ? – Удивилась Вера. – Что-то не так ?
          -Напротив! – Андрей закивал бодро. – Я вот, так и не выучился. Знаешь, я смотрю на тебя и представляю, что ты вся в красном! А дорога голубая! И мне
весело!
          -Да-а! – Вера легко отозвалась на его ассоциацию. – У меня бывает так, тоже! И я одеваюсь во всё красное, чтоб слиться с машиной! – Весело. – А мы давно на ты ?
          -С тех пор, как ты научилась водить!
          -Давно! – Согласилась она. – Со второго курса!
          Они стремительно вылетели из города, на пригородное шоссе, по которому, тоже ехали не долго…   
           Уже вырулив на лесную грунтовую дорогу, Вера внезапно хмуро задумалась.
-Интересно знать какие мрачные думы посетили, столь внезапно ?
Она весело рассмеялась, подумав» «Ну не могу же я ему сказать что думаю, осталось ли хоть капля вишнёвого варенья без косточек».
- Ну, вот и приехали….
Лесной аромат дурманил голову.

          Когда они вышли из библиотеки, уже светило солнце. И, приближавшийся вечер, был по-настоящему летним. Теплый ветерок окутывал осенним теплом. Таким ласковым и нежным, что утренняя непогода казалась дурным сном.  Домой не хотелось.
           
-Я везу нас, перешедших на ты, с моего второго курса,  к себе на дачу! – Пояснила она. -  В родительский дом! Там такая красотень, сейчас, что не передать!! – Неожиданно обрадовалась она.

- Ну что же, я с удовольствием, Я ведь не помню когда, по-настоящему, отдыхал. А вишнёвое варенье там есть? С косточками? Или без ? – Андрей спросил нарочито строго. - Ты ведь об этом думала, так сосредоточенно, от самой библиотеки?
-Ты знал? - Она изумлённо глянула на него своими огромными, небесного цвета глазами. – Как ?
- Вот и не скажу! -  Рассмеялся он. – Почему не едем больше?
- Приехали уже! – Вера кивнула на ворота. – Открыть надо, - подала ему ключи.
           Андрей пошёл открывать.
          Вера  уверенно въехала во двор.  Андрей закрыл ворота и, обойдя машину, открыл Верину дверку, подал руку. Она приняла опору с осанкой королевы, вышла из машины.
Они были в уютном компактном дворике, как бы  огороженном от всего мира глухим бетонным забором. Посреди двора была зацементированная площадка, на которой стоял круглый столик и несколько уютных кресел. И классический советский дачный домик. Невелик! Но хорош, теми трудом и любовью, что в него, когда-то, вложены были.
             – Побудем здесь. Мне, даже в дом заходить не хочется.  –  Вера потянулась- прогнулась, раскинув руки.
- А пойдём прямо сейчас в лес. Надеюсь, ты здесь знаешь уютные местечки ?
- Знаю. Здесь рядом небольшое озеро есть прямо в лесу. Одну минутку, я только зайду в дом. Возьму кое-что.
- Конечно - Произнёс Андрей, присаживаясь в одно из кресел – Какая же здесь благодать. Такая тишина….
Воздух был наполнен сосновым ароматом, нагретым осенним солнышком.
            - А вот и я. Не правда ли здесь чудесно! – Вера уже переоделась. На ней были светлые джинсы и красная  открытая маечка.
- Ты точно, такая как я тебя, представлял во время нашей поездки,-  заметил он.

+1

2

Они вышли из ворот, и пошли по лесной тропинке к небольшому озеру.  Внезапно деревья отступили, и их взору  показался  великолепнейший вид.  Среди огромных вековых сосен  внизу располагалось небольшое озерцо.  Оно было такое чистое, что сквозь прозрачную воду, было видно песчаное дно.
- Ух. ты! - Воскликнул Андрей. -  Я даже и не предполагал, что у нас есть такая красота.
- К сожалению, мы здесь не одни. 
Вдалеке слышался разговор, и тянуло дымком  от   костра.
Над озером показалась огромная луна. Она была так велика, так переполненная своим светом, хлынувшим в озеро, через край… И озеро оказалось залитым колдовским серебряным сиянием…
- Ой! - Воскликнула Вера, зачарованная, в который раз. – Гляди, какая красота  сказочная!
Они подошли поближе к озеру и сели, на бережку любуясь природой.
-Да! Впечатляюще!! - Признался Андрей.
-Уходить не охота отсюда, - вздохнула она. – Остаёмся ?
Андрей кивнул, соглашаясь.
Вера достала из пакета бутылочку вина виноградного, кое-что из закуски и …баночку вишнёвого варенья.
- Надеюсь с косточками? –  Андрей улыбался.
- А как же! Я варю, только с косточками! Сейчас никто почти не варит так.
- А ложечку захватили? – поинтересовался он.
- Да! Одну только.
- Нам вполне хватит одной, – засмеялся он. и разлил по бумажным стаканчикам вино. - За самое прекрасное вишнёвое варение! - Медленно произнёс он, пристально и задумчиво глядя на неё.
- Ну да, - смутилась Вера - За нас!
Они медленно выпили. Он стал любоваться ею в лунном свете, казавшейся пришедшей из сказок здешнего озера. Она встала, медленно подошла к воде, оказавшись воздушно-серебряной, не земной. Ему хотелось обнять ее, прижать к своей широкой груди. И Вера думала о том же, глядя на его крепкую фигуру. Ей захотелось спрятаться в его объятиях, так ей не хватало мужской ласки.
Его ласки!
Андрей как будто бы услышал её мысли, подошел к ней, обнял осторожно за плечи,  Она уткнулась ему лицом в грудь, вдыхая с удовольствием его мужской запах. Вера, сейчас, готова была…
… Из густого кустарника с треском выпали, едва удержав равновесие, трое молодых и пьяных парней. Они, обретя равновесие, после путешествия сквозь кусты, с мучительным вниманием разглядывали костерок. Женщину. Мужчину. Поняв, где находятся, весёлые ребятки  взбодрились.
- Шли-шли. И полянку нашли! – ухмыльнулся тот, что повыше. – Здравствуйте. – Он ещё шире ухмыльнулся, обнаружив  нехватку зубов.- Вот и мы!
Вера стояла  напряжённая, желая, более всего, чтобы никто не пострадал! И боясь того, что Андрей станет её защищать...
Андрей же, медленно перемещался так, чтобы костерок и лихие ребята были перед ним. Сосредоточившись  на  высоком, очевидно их  вожачке. Его он и выбрал для первого броска, если дело дойдёт до драки.
А оно подходило, медленно и неумолимо.
- Гена, глянь, у них вино.- Подал голос мелкий и щуплый с кривым носом.
- Но мне кажется, ребята, вам уже хватит сегодня,- ровно произнёс Андрей.
- Чего? – вскинулся третий, того же роста, что и Андрей, тоже крепкий и плотный. – Я неделю вкалывал….
- Погоди, Мишаня,- положил Гена другу руку на плечо.- Смотри, Люди культурно отдыхают, блин! Мы тоже отдыхаем! - Тут он заметил Веру, которую Андрей отодвинул в тень.- Тут девушка!
Вера вздрогнула.
- Здравствуйте! - Пьяный Гена был рад собственною игрою в вежливость и пугающей значимостью для этой парочки.- Давайте знакомиться и дружить.
- А ты, мужик, давай… Вали отсюда! – Вставил тот крепыш, что звался Мишей. – Мы с тобой дружить не хотим. Ты злой, какой-то. И не  нравишься нам!
- Точно! – Согласился вожачок. - Мы не голубые.
-- А если?..- начал, было, Андрей, понимая, что драться придётся.
… И тут раздалось негромкое жужжание. И на полянку выкатилась коляска с мотором. Инвалидная коляска. Андрей видел такие в Европе. Но в местном лесу это сооружение было совершенно неожиданным. В экипаже сидел человек с несколько переразвитыми плечевым  поясом и руками. На крепкой шее уверенно сидела коротко остриженная  голова.
На прибывшего, обернулись все присутствующие. Причём лихие ребятки вождя Гены как-то сникли.
-Привет!- Отсалютовал новый гость трубкою, как показалось Андрею, настоящим «Данхилом». – Чебурашки наши, ещё никого не обидели?- Его зелёные глаза были строги и внимательны.
- Слушай ты,…- гневно, но без  былого напора и задора, начал, было, Гена.
- Я, я! Я! И ещё раз я!- Пришелец выпустил облако дорогого голландского табачного аромата. – Уж больше минуты  своего драгоценного времени жду,  когда же ты Гена, со своими Чебурашками, продолжишь свой путь мимо и в даль? А ты стоишь, тут, и стоишь. И мешаешь людям. Почему?
-Счас, я тебе! – Рванулся крепыш Миша.
- Что ты мне? – спросил этот неожиданный инвалид.- Что ты мне можешь предложить? – Он, движением рукоятки, бросил коляску навстречу.- Самбо своё армейское? Так ты пропил его давно. Всё ребята. Свободны!!! Вдаль-вдаль! Время вышло! – махнул он рукою, где, по его мнению, была даль.
И, к изумлению Веры, вся троица пьяная, ещё минуты три назад опасная, уныло побрела в указанном направлении как загипнотизированные. Угрюмо бормоча какие-то угрозы себе под нос…
- Как вы, однако, с ними? – восхитилась Вера, присев, и в изнеможении на пенёк.
- Нормально я сними.- Ответил инвалид, сверкнув весело зелененным взглядом.- Николай,- коротко кивнул он головой, пожав пожатую Андреем руку и на короткое «Андрей», ответил – Очень приятно,- и к  Вере. – Вы Вера, напрасно так испугались. Судя по рукопожатию, ваш друг вполне мог дать отпор этим Чебурашкам. А на шум непременно подошли бы  мужчины.  Настоящие, молодые и сильные.- Взял стакан, плеснул из плоской фляжки вынутой из кармашка коляски.- Выпейте, Вера
- Вы меня, знаете?- удивилась она и выпила всё сразу. И задохнувшись, закашлялась. А потом стало тепло в груди, в желудке! И просветлело в голове. Стало легко и весело, от того, что испуг и паника, отступив, станут воспоминанием.
- А кто же вас тут не знает? – удивился этот странный человек. – И читал с удовольствием. И фильм недавно вышел.
- Странно ?  Мужчины, обычно, не любят женскую прозу, - она, как- то легко и сразу поверила в это его ,,с удовольствием,, .
          - Вы писали отличную  прозу. А искусство не имеет половой принадлежности. Искусство, обратите внимание - среднего рода!
-А  почему вы назвали этих алкашей Чебурашками? – Спросил  Андрей.
- Потому, что они с Геной.
- Николай.- Андрей внимательно всматривался в лицо этого «сидящего человека»! казавшееся знакомым, похожим на, что-то знакомое.- Вы так уверены в себе, что пришли   на помощь?
- Нет, конечно! Потому, что там,- кивнув назад, где виднелось  зарево костра, и звучала музыка, - всегда есть хорошие ребята. Я их научил, кое-чему из самозащиты. И теперь они смогут помочь. Хотя, может быть, и в себе уверен? – Пожал пришелец мощными плечами. – Кто меня знает ? 
Вера, согревшись глотком коньяка, разглядывала их «спасителя». Широкие плечи. Вообще, торс и руки, чуть « перекачаны», как бывает с инвалидами- колясочниками. Худое и какое-то жёсткое лицо. Тёмные волосы коротко стрижены и немного с проседью. Большие зеленые глаза веселы и ироничны, блестят из-под тяжеловатого лба. Но иногда, мгновениями, становятся холодными и бесстрастными, словно наблюдают или прицеливаются. А так ?  Если не красив, то не лишён обаяния. И в такого запросто можно влюбиться!  Тем более, что он, явно не бедствует. Потому что такая коляска, стоит тысячи долларов.
- А чем вы на жизнь зарабатываете, уважаемый спаситель?  - спросила Вера, неожиданно для себя, видимо отреагировав на порцию холодного взгляда.
- Я, скорее избавитель,- ответил Николай.- Помогаю людям избавиться от проблем. Не сам  конечно. Я – эксперт. Помогаю выявить дефекты охраны.
- Николай Иванович! – из глубины тропы вышел высокий поджарый, наголо стриженый человек. – Я вас обыскался.
Из-под  короткого рукава у него был виден татуированный слон.
- Меня,  друг, искать не надо. -  Николай, обращаясь к новым знакомым, представил, пришедшего. – Вот, извольте! Мой друг, заботливый помощник и шофёр, Женя.
- Очень приятно, - Евгений, - пришедший коротко улыбнулся и кивнул, одёргивая рукав, чтобы скрыть наколку. – Вас хватились.- Он продолжил, то ли жалуясь, то ли попрекая Николая - Отъехали покурить – подумать. И нет нигде!
- А я, и вправду, сидел, курил,.- Николай отсалютовал   демонстративно трубкою. – Слышу, у этого костерка, мужское пререкание идёт, - весело. – Ну… и подоспел вовремя. Тут наш приятель Гена, со своими ,,Чебурашками,, базарили, милым людям отдыхать мешали. Ну, я и  указал   «чебурашкам» направление дальнейшего движения….
- Да, Женя, - подтвердила, неожиданно Вера. – Николай Иванович, лишь, велел им уйти. И они ушли, - она запнулась.- Мне показалось, что они его бояться.
- Его многие боятся,- согласился «друг и помощник». И я  - иногда – тоже.
- Но это не та форма уважения, к которой я стремлюсь, - отозвался сидящий. – В прочем, всё уже случилось. И ушло в прошлое. Скажите, Вера, почему так давно не выходят ваши новые вещи? Старые переиздают. И хорошо расходятся…. Я интересовался … - он осёкся. – Впрочем, я очевидно, бестактен?  Простите….
Вера глядела на этого странного зеленоглазого человека и удивлялась тому, вопреки собственному обыкновению, что не жалеет его, напротив, ей стало спокойнее от того, что есть этот такой надёжный и спокойный  Николай…
-… Пока не поняла, однажды, - отвечала она,  параллельно своим мыслям и ощущениям, - что мне перестало быть интересно,  со своим  героями.  Что я им стала, просто не нужна. И я  решила переждать, … наверное ?  Понимаете ?  Скучно нам стало.
- Понимаю.- Ответил спокойно Николай. -  Сам, когда-то пробовал писать. И даже с вами хотел посоветоваться. Мне интересно было. Но я не уверен был…- он выпустил струю дыма, - что читателю будет интересно.
- А о чем, интересно знать, писал такой загадочный человек? – Спросила Вера.
- И совеем я не загадочный.- Просто ответил Николай.- А писал я о любви.
- Что же вы не пришли ? – С  любопытством спросила Вера, удивляясь, что же мог этот внешне суровый человек написать о любви….
- Испугался. – Честно ответил тот. – А ещё я куда -то мой набросок затерял. Никак не могу найти….– Николай вдруг подобрался. Как перед прыжком.- Вы со своим другом долго пробудете?
- У меня пять дней.- Ответил, молчавший, некоторое время Андрей.
Он пытался понять, отчего Николай кажется ему знакомым? И не мог, ни понять, ни вспомнить. Ничего!
- На днях у меня день рождения, - сидящий человек усмехнулся. – Вы приглашены. И возражения не принимаются, и подарки не обязательны тоже. Просто, проведёте, поверьте, вечер неплохо. – К подошедшему Жене, - пошли, туда, где нас ждут. Пора, наконец, оставить людей в покое.
И они тихо удалились по тропе в ночь. Исчезнув быстро и тихо.

Андрей плотно обнял Веру, как бы прикрыв её собою от всех страхов. И она прильнула к нему, уткнувшись лицом в его широкую грудь.
- У тебя было такое сосредоточенное лицо и ты вся так напряглась, что я испугался за тебя, что ты вдруг полезешь в драку - засмеялся Андрей, прижимая её ещё крепче к груди и с наслаждением вдыхая аромат её волос, которые пахли ромашкой и лесом
- И полезла бы! - Горячо заявила она. – Я, в столичной своей жизни, айкидо училась. Много лет. Мужчин, как-то мало было рядом.
- Ух ты!!! – искренно удивился он,  и засмеялся.- Трусишка ты моя! – Он покачал её в объятиях.-  А кто грозы боится? Это хорошо, что нам помогли. И обошлось без драки. Но поверь, что я сам умею разбираться с такими «чебурашками». И тоже без драки стараюсь обойтись- он улыбнулся и поцеловал её в щёку. –  А Николая ты хорошо знаешь?
- Нет. - Она пожала плечами.- Олька с ним хорошо дружила. А мы с Людкой, комплексовали.
-Ну очень нестандартный инвалид! - Андрей подумал и добавил.- Ну, коляска, положим, ему такая нужна. Хоть и стоит… немногим меньше твоего «Пежо». Так  и трубка, очень дорогая. И всё естественно. Привычные вещи! Значит он, своими консультациями, очень круто зарабатывает.- Андрей помолчал, размышляя. - И главное! Зачем ему этот уголовник Женя?
- Почему уголовник? - Удивилась Вера.
- Потому что на руке у него слон наколот.   А слон – это  «Смерть Легавым. От Ножа». И он её прикрыл рукавом. И самое интересное, что сам Николай, мне кажется знакомым. Виделись мы где-то. Но где?  Вспомнить не могу… - Андрей улыбнулся. – Пошли домой. Варенье есть!  - Указал он рукой на дальние зарницы.- Гроза где-то далеко бродит.
- Хотя бы она сюда не забрела, - Вера уткнулась в Андрееву грудь.- А то я ужасно боюсь грозы, особенно ночью.
- Ну, со мной тебе бояться нечего.- Рассмеялся Андрей, прижимая Веру к себе, всё сильнее, ощущая, остро, как ему хорошо.
Небо за озером и вправду озарялось сполохами зарниц. Они пошли обратно, не размыкая объятий. Может их, сблизила внезапная опасность. А может… просто они встретились в такой момент своих жизней, когда каждому, и ему, и ей, пришла пора обнять. Отдавая свои нерастраченные силы и тепло. И они шли к её домику, не торопясь, произнеся слова, что значимы, лишь для них. Или молчали.  Потому что молчать, им тоже было в радость. А позади, фейерверком, полыхали сполохи далёкой грозы….

В доме Вера постелила  Андрею в Большой комнате, а сама пошла в свою комнату ,легла, но не могла уснуть, так как приближалась гроза.
Она пошла в Большую комнату, села в кресло, и стала наблюдать за спящим Андреем, который ей нравился всё больше и больше. С ним было так спокойно и уютно, как будто бы она знала его давно-давно. Как если бы он жил, всегда, в городке. И уехал, просто, надолго. И вернулся! Как и она, сама…
Андрей тоже не спал. А  лежал с прикрытыми глазами и думал о Вере. Он видел, как она вошла в комнату в своей летней пижамке, лёгкой, как она сама.. Она была золотистой, нежной, легкой. Тонкая и изящная, скрыто сильная. И ей это всё вместе, очень шло. Она была похожа на миниатюрную принцессу из сказки, с распущенными до пояса волосами. Способную создать, себе, своё королевств. И бояться грома…
-Извини, меня, я, наверное, разбудила тебя ?  Но я  тут тихонько посижу и пойду. Я очень боюсь раската грома, – проговорила она, заметив, что он не спит, чуть слышно, поёживаясь, как маленький ребёнок.
- Я, ещё на озере, заметил, что ты ужасная трусишка,- улыбнулся он. – Ну, иди ко мне.
- Нет… Что ты! - Пробормотала она. И тут раздался, оглушительны раскат грома, какого и в середине лета не было.
Вера сама не заметила, как очутилась под одеялом Андрея.
- Ну, всё, всё… успокойся! Ты не одна, уже. Вот, я тебя обнял и страх прогнал, – он её, и правда, обнял.
          Она положила голову ему на грудь, позволив перебирать её волосы. И они не заметили, как случилось то, что должно было случиться. Только когда он вышел из нее, ей показалось что она воздушный шарик, и взмыла  небо, такое разлилось в ней блаженство.  Давно, или никогда, такого с ней не происходило.
Она лежала невесомая и улыбалась сквозь слёзы.
Андрей  облокотился на локоть, стал покрывать её лицо поцелуями, высушивая слёзы. Она лежала, не шевелясь, и томная нега окутывала её тело.
- Ты, моя прелесть,- произнёс Андрей, продолжая целовать её.
- Это не фантазия моя? – спросила она, счастливая.
- Нет, это, к счастью, реальность.
Она не заметила сама, как уснула у него на плече, свернувшись калачиком, как она очень любила спать.
Когда она проснулась, Андрея не было рядом с ней. Она испуганно вскочила. И в это время открылась дверь, и показался Андрей, с подносом на нём было вишнёвое варенье и чай.
-На конец-то я его попробую – сказал он, устраивая, поднос на постели.
  -Мне, давным-давно, никто не подавал чай в постель,- засмеялась она счастливым голосом.- Но ты получишь варение только после поцелуя.
-Согласен- с радостью ответил он.- Нежно целуя её в губы – С добрым утром моя трусишка.
- Ой, как мне стыдно! – Воскликнула она, смутившись и покраснев.
- Эта было здорово, я бы, совсем не против, был бы, если бы такая гроза каждую ночь была!
           И тут его прервал телефонный звонок. Вера поднялась с постели, накинула коротенький халатик и вышла из комнаты.
Андрей слышал её мелодичный смех и улыбался. Он уже влюбился в эту загадочную женщину из Интернета.
Вера вошла в комнату, залезла под одеяло, взяла свою чашку, стал пить чай, наблюдая за Андреем, который сосредоточено, пробовал вишнёвое варение.
- Звонила моя школьная подруга Люда, Что они с Олькой здесь, Олька, моя вторая школьная подруга.  Представляешь? У Ольки дочка уже невеста.22 –ух лет! Да мать беспокоится, что у неё появился мужчина, чуть ли не вдвое старше её. Они придут сегодня ко мне. И я познакомлю вас. Они чудесные подруги… Я с ними продружила, всё время! Со школьной скамьи! А с одной так вообще с первого класса. Как посадили за одну парту, так вместе и сейчас.
- Да, представляю себе, и я тебе завидую. У меня вот таких друзей нету. Зато у меня появилась самая замечательная женщина на свете.
- И кто же она, интересно,- с нарочитой ревностью в голосе спросила Вера, сверкнув счастливыми глазами – Я её не знаю?
-Прекрасно знаешь, это та, которая ужасно боится драчунов. И грозы,- ответил он, набрасываясь на неё с поцелуями, чуть не опрокинув поднос с вареньем.
- Осторожно! - Завизжала Вера, хохоча. - Ты вымажешь вареньем всю постель.
- И не только постель, - заявил он серьёзно.

… Вера проснулась оттого, что почувствовала на себе чей-то взгляд, Андрей смотрел, на неё завораживающе не отрывалась. Она была так красива! Волосы её, цвета  спелой ржи, драгоценным покровом легли по подушке. Обрамляя лицо, огненным ореолом золотистых волос. Она походила, сейчас, на счастливого ангела. Глаза, большие и голубые, смотрели на него с весёлой улыбкой. Чуть припухший, от поцелуев, рот был полным и чувственным. И Андрею захотелось тут же поцеловать его, снова. Но Вера вдруг вскочила на постели, откинув одеяло и обнажив прекрасные небольшие грудки:
- Сколько времени? - Спросила она, встала, с постели абсолютно нагая. Фигурка её была славно выточена. И она радовалась, видя ,эту свою прелесть, в  его глазах.
- Скоро два  часа, - спокойно ответил Андрей,- протягивая к ней свои руки. – Ещё рано…
-Ага, рано,- заторопилась, Вера, накидывая халатик и спеша в ванную, - надо ведь и в магазин, и прибраться немного. Скоро ведь мои подруги нагрянут. А у меня ещё ничего не готово.
- Хозяюшка ты моя дорогая,- Тепло сказал Андрей,- я в магазин, а ты здесь хозяйничай.
  У Веры от его тёплого  «хозяюшка» тепло защемило в груди. И ей захотелось заплакать, но она сдержалась и только весело произнесла:
-Слушаюсь и повинуюсь.
            Андрей подошёл к ней, и поцеловал. Оделся. И пошёл в магазин….
… В пять часов вечера Вера была готова к приёму гостей. Андрей ушел во двор колдовать нас своим фирменным пловом. А Вера накрыла в гостиной столик журнальный.
Подруги пришли вместе, принесли с собой бутылку хорошего сухого вина:
- Ой. А кто там во дворе у тебя? Мы думали, здесь девичник будет! А тут такой кавалер! Да ещё, что-то обалденное готовит! Пахнет на всю округу! - Прокричала Людка.
-Тише, ты – неугомонная, - сказала, смущаясь, Олька.- Здравствуй! А правда, кто там у тебя? - не удержалась и она.
- Ой, девчонки! Приветульки вам! - Расцеловала Вера своих подруг,  - это – друг, нежданный, но желанный.
- Это надо, дру-у-уг! И сколько молчала,- не унимаясь, Оля, скидывая кофточку и оставаясь в маечке и джинсиках . – Мы к тебе под  вишнёвыми деревьями шли, И Людка всю дорогу дурачилась, обтряхнула на меня весь ваш сад. Ну и гроза была ужасная. Как ты, подруга, жива, осталась, или под кроватью ночевала.- Не унималась Оля ,зная Верину паническую боязнь перед грозой.
- А ну тебя – отмахнулась Веерка – Проходите в комнату. Сейчас Андрюша плов принесет, он жил ведь в Казахстане и научился этому мастерству
- Добрый день! – Поздоровался Андрей,  входя в комнату с дымящимся пловом
- Садись все – Пригласила Вера, всех к столику.
Сама села в кресло. Оля и Люда устроились на диванчике, Андрей сел напротив Веры. Во второе кресло.
- Ну что, колись, подруга, где нашла такого красавца? - Засмеялась Оля.
- На работе!  Вернее по дороге на неё, – ответила Вера.
- Ух, ты! - Восхищённо воскликнула Оля. – Надо же!
- Девочки, милые как же я рада вас видеть. Рассказываете как вы тут? Как ваши детки?
- Детки-то ничего вроде.- А вот кем работает  твой друг?
- Я  врач. До Афганистана работал хирургом. Добровольно пошёл на войну. Тоже хирургом. А вышел – психологом. Стал лечить человеческие души, не смог после Афгана людей резать.
- Ох, ты! Значит всем нам, нужна ваша помощь, - откликнулась Оля. - рассматривая Андрея очень внимательно.- А в первую очередь помощь нужна ей, - кивнула она на Люду.
- Да ну тебя,- отмахнулась Люда, хохоча.- Ничья мне помощь не нужна….
- Всегда к Вашим услугам! Верины друзья и мои друзья! - Отозвался Андрей.
- Девчонки, а вы школу вспоминаете хоть? – спросила Вера, радуясь и меняя тему.
- А как же. Ведь мы столько не виделись. И наконец-то встретились. Как будто бы со школы пришли к тебе Верка, не хватает только    Юрки.
- А кто такой, Юрка? - Спросил Андрей.
- Это наш четвёртый школьный друг. Кто-нибудь знает о нём?- Спросила вера у подруг.
- Да нет, не слышали, как уехал в столицу, так и ни слуху, ни духу о нём…
- А вы и вправду психолог? – Задумчиво спросила Люда.
- Да, недавно открыл частный приём. Чем я могу Вам помочь?
- Да проблема у меня с дочкой. Влюбилась в нашего ровесника. А самой чуть больше двадцати.
-  Да ты что? – Изумилась Вера, чуть притворно. - Вот пошли детки- то! Со сверстниками уже не интересно им. А кто такой?
- Да Колька! Помнишь, в параллельном классе ? Спортивный такой. В школе его, почти, все боялись. И учителя! Но боялись-таки не из-за того, что хулиган. А из-за того, что слишком умный был и озадачивал учителей своими каверзными вопросами
- Это не тот, что тебе нравился очень? Давай колись подруга! Мы – то про тебя всё знаем с Олькой! – Заявила Вера, угощая подруг пловом. – Был такой парнишка, - пояснила Вера  Андрею. – Тогда мы с Олей комлексовали.
А Люде он нравился. И она ему! – Весело. - Ой, смотрите, покраснела наша Люда! – Не унималась Вера, которой  было очень комфортно в этой компании, и она была рада, что Андрей понравился её подругам. Все вели себя раскованно, как будто и Андрей был тоже их одноклассником.
- Ну, вы же всё прекрасно сами знаете,- сдалась Люда, наконец.
-  Ну что вы засмущали  Людмилу?  Да ещё перед незнакомым человеком,- разлил он вино по бокалам.- Давайте лучше выпьем за  то, что всем нам здесь так хорошо! За вас девочки-подружки!
- Спасибо,- сказала Вера, не спуская глаз с Андрея. –  Если серьёзно то, по-моему, никакого страха в этом нету. Ей просто интересны люди по - старше. Как и тебе, кстати!
- Ага, ничего! Если бы этот Коля,- она осеклась, думая как бы правильно подобрать слово, - не был, инвалидом, ко всему прочему. Он не ходит совсем. Передвигается только в инвалидной коляске.
- Оп-па! – Вздёрнул брови Андрей. - А не его ли мы видели вчера вечером?  Не наш ли это спаситель от Чебурашек ?  – Спросил Андрей Веру – Мне кажется, что он неплохо сидит в своём кресле.  Хорошо устроился. Личный шофёр, охранник . Я видел такие кресла только  за рубежом. Интересно, на какие такие деньги?
-От каких ,,Чебурашек,,?- не поняла Люда, удивляясь. – И при чём здесь ,,чебурашки,, ? …
Вера вкратце рассказала подругам историю на озере.
А Андрей любовался уютом, что царил в комнате. Здесь было по-настоящему комфортно. Нежно-бежевые обои, удачно гармонировали со шторами на окне. В комнатке почти не было никакой мебели. Кроме диванчика, журнального столика и двух кресел…. Напротив дивана стояли три книжных шкафа, заполненные книгами. На стене над диваном весела картина «У озера» Поленова. Андрей подумал, что девушка, нарисованная на картине, и сидящая на берегу озера, чем-то похожа на Веру. Он откинулся на спинку кресла, слушал щебет подруг, и впитывал в себя покой и тепло этого дома. Чувствуя, что мог бы, вот так, просидеть бесконечно долго, из вечера в вечер, всю жизнь. Удивляясь, что так легко принял это всё в свою жизнь. Обычно, он был, более недоверчив. А тут? Впрочем, в его прошлом, было много такого, что заставило осторожно относиться к новому, в жизни. Две женщины, бывшие его жёнами, использовали его ответственное отношение к семье, к детям. А потом, в этом же, его обвиняли. Много работает ? Так и зарабатывает много! И может позволить семье иметь, даже больше, чем необходимо…
-Он! – Подтвердили подруги. – Всё воюет!
-Ты слишком старомодна, подруга, - сказала Вера Люда. В такого, кто хочешь влюбиться. И в любом возрасте, - произнесла она тихо. – Он, из тех, что выбирают. Жизнь. Судьбу. Женщину.
Но Андрей услышал эти слова.
- А не влюбились ли, ненароком, мадам? – Спросил он, как бы шутя, но глаза оставались серьёзными.
- Да что ты?!- Воскликнула Вера поспешно.
И тут же опустила голову, уже очень жалея, что произнесла эти слова, неловкие.
-Вечно у неё, так! Ляпнет, не подумав! А потом очень долго жалеет об этом. Подруги сделали вид, что ничего не заметили, вспоминая свое, школьное. Только Андрей, смотрел на Веру, не отрывая глаз, вдруг, улыбнулся.
-Ты права, - поддержал он Веру, легко и неожиданно, снимая её напряжение. – Николай – воин! И счастлива будет его жена.
- А вы женаты? – спросила Люда Андрея.
- Уже несколько лет не женат. Оказалось, что выдержать такого трудоголика, как я – трудно!- И опять посмотрел на Веру внимательно.
Вера сделала вид, что не заметила этого взгляда. И стала расспрашивать Олю, о её сыновьях. Сыновей было двое.
- Сашка уже работает. А Витя учиться ещё.- Ответила Ольга. - Хоть бы один женился. А у тебя что отпуск? – спросила она у Веры. – И, между прочем, когда нам очередной шедевр свой подаришь?...Да-а, кстати!  Ведь и Николай Аринкин когда-то баловался рассказиками. И даже узнав, что я с тобой дружу, приставал, чтобы я его с тобой познакомила. А ты так такая дама важная была. Что не доступиться!
- А что же ты не позвонила мне никогда? Подруга называется – Обиделась Вера на Олю.
- Перестаньте!! Как дети какие-то! Обиды вспоминаете!- заявила Люда. - Давайте-ка выпьем! За нас красивых! А плов-то просто чудо! 
Андрей разлил вино, глянул на  Веру, которая, тоже не отвела взгляда и увидела, в его глазах, что у них всё хорошо.
Ей определённо нравился этот человек. Такой надёжный
и уютный!
- Так ты ничего не ответила насчёт отпуска ? – Не отставала от Веры подруга.
- Нет отпуска, пока. Просто, мы приехали на выходные. В понедельник съезжу в город, возьму пару дней отгулов, чтобы отдохнуть здесь.
- Понятно.- Улыбнулась Люда – Значит, ещё увидимся?
- Обязательно, девчонки. Теперь будем, видится чаще. Я библиотеку, в основном, наладила, - пообещала Вера. - Нас с Андреем пригласили на день рождения на завтра.
-Кто?- Поинтересовалась, Олька.
- Наш новый знакомый Николай, – ответила Вера.
- Ой, так вы там встретитесь и с моей Аринкой, - вздохнула Люда грустно.
- Ну и что? – Спросила Вера подругу. – Не дури, подруга! Времена, на дворе другие. Сейчас на разницу в возрасте никто не смотрит. Может быть он ей кажется, надёжнее, чем сверстники ? Или интереснее ? Я слышала, что он много за границей работал.
-Ещё как! – Отозвалась Люда. – На него, десять лет назад, похоронка пришла. Как в войну! Родители, друг за дружкой, не выдержав, умерли. А он, чрез восемь лет, вернулся! Калекой! И с деньгами большими… - вздохнула. – как начнёт рассказывать, про Африку да Южную Америку! Заслушаешься! Конечно, ей с ним хорошо! – Подпёрла щёку рукой. - Ой, девочки, не знаю! Понимаю, что хорош! Жалею его! И, в тоже время… очень тревожно на душе…. Не то, что-то в его жизни! Не то…
-Да брось ты! – Ольга обняла подругу за плечи, прижимая к себе. – Не грусти, подруга! Не грусти! А пошли пить чай на террасу. А то такая теплынь! И гроза ночью была страшная! Вер! Как ты её пережила ? Ты же грома боишься! Хорошо, что жива осталась.
-Небось, под кровать не пряталась-то ? - Весело продолжила  Люда Олин вопрос, чтобы как-то сменить неловкую тему. – Андрей знает про страхи твои ?
- Да я в курсе, что ваша полдруга страшная трусишка, всего боится и грозы и Чебурашек ваших.
- А вот, неправда - отозвалась Вера весело.- Там я испугалась за тебя. Чтобы ни Николай, ты бы точно полез бы в драку неизвестно чего.
- Как это неизвестно? - Спросил  Андрей, делая вид, что обиделся. –  Конечно, полез бы…. без вопросов! И известно чего ? – Обнял Веру.
Они, ещё долго, щебетали, щебетали о своём прошлом, вспоминая школу одноклассников, учителей. Андрей сидел среди  них и отдыхал по-настоящему, как не отдыхал уже, давным-давно.
- Пошли и вправду на террасу, - Вера встала с диванчика, где сидела в обнимку с подругами. - Сейчас чаёк вскипит.
Андрей вышел, опередил Веру. И в открытую им дверь, все вышли на большую террасу, где был просторный топчан и большой стол.
- Ве-ерка! А помнишь, наши  с тобой, чаи с мятой и ромашкой ?
Ты нам заваришь такой ?
-Обязательно, девчонки! Как же здорово, что вы пришли!
- Как будто бы не было прожитых лет.- Опять повторила Вера…- А ведь так много всего произошло.
Девчонки помогла подготовить стол к чаю. За чаем, как-то опять, вспомнились школьные годы, детство.
-Верка, а помнишь, как мы хохотали до упаду с пустяков? - Спросила Олька повеселев.
- Помню - ответила Вера
- Ну, мы, однако засиделись, Люд!
- Здесь так отлично, что и уходить не хочется.
- Приходите, девочки, чаще! Я теперь буду здесь регулярно бывать, - пообещала хозяйка.
- Обязательно!
- Девчонки, подождите, я вас провожу как всегда до калитки.
Оля с Людой попрощались с Андреем. И пошли к калитке. Вера их нагнала.
- Ве-ерка, нам твой друг очень понравился. Такой, какой – то уютный, домашний.
- Я очень рада, что вы его одобрили.
- Ты его покорила, напрочь! Мы видели, подруга, какие взгляды он на тебя бросал исподтишка. Клиент готов к употреблению! – Рассмеялась Ольга, обнимая подругу.
Они ещё поболтали,о своём, возле калитки. И Вера вернулась в дом. Андрей уже убрал всё со стола.
-Мне твои подруги понравились! Как будто бы знаком с ними   всю жизнь.
- Да они замечательные девчонки! – Тихо ответила Вера, прижимаясь к Андрею.
Андрей обнял её. Они сели, ещё посидеть, на террасе.
- Я здесь так отдыхаю,- сказал Андрей – Я очень давно так не отдыхал душой, – вздохнул он шумно и тяжко. – А душа, знаешь, как давно к тебе просилась ? – Он улыбнулся. – Очень давно, – он поглядел на потемневшее небо. - Звёзды! Вот, прямо перед нами, Большая медведица!
- Ага! Домой не хочется! А Большая медведица перед террасой у нас, всегда! - Вера прижалась к Андреевой груди. Он её обхватил руками. - Мой медвежо-онок! Ка-ак уютно в твоих объятиях сидеть! Никуда бы не вылазила!
-  Ну, раз не хочется в дом, то идем, прогуляемся к озеру. Смотри, как тепло, не вериться что конец лета!     
- Да пошли, прогуляемся…но… - замялась Вера.
- Что боишься Чебурашек? – угадал Андрей – Не бойся, они не полезут больше туда. Николай-то навёл там порядок! Я таких, в Афганистане, повидал. Скажет, и десантура в люк прыгать пошла! Не то, что эта пьянь! - Уверенно сказал он, поднимаясь с топчана, и подавая Вере руку.
Она поднялась. И, не заходя в дом, они медленно вышли из Посёлка, мимо спящих дач.  И пошли в сторону озера. Воздух был наполнен лесным ароматом и шумом. И душам было весело, легко! Хотелось петь весело! Но они нарочно пошли очень медленно, чтобы продлить это наслаждение, побыть вдвоём. Они брели по лесу, взявшись, за руки как дети, и молчали. Вот показалось озеро вдали. Оно показалось неожиданно всё серебристое в лунном свете.
-  Как красиво! - воскликнула Вера, когда они подошли близко к воде.- И какая тишина божественная!
- Смотри - рыбка плещется в озере,- сказал Андрей.
А в воде и вправду, - рыбёшка играла, посверкивая серебром в лунном свете.
-   А вода-то! Как парное молоко! – Воскликнула Вера, опуская руку в воду. – Давай искупнёмся!
- Давай! Поддержал Андрей. – Как в детстве, Голышом?
- Ага! – Со смехом согласилась она, сбрасывая одежду, первая.
Она вбежала в воду и с размаха плюхнулась в воду.
- Какое блаженство!!! – Воскликнула она, отплывая от Андрея. - Иди быстрее сюда! – Позвала она его.
Он не спеша, разделся, и не спеша, вошёл в воду.
У Веры  перехватила дыхание, Когда он на него посмотрела. Он был великолепно сложен. Чуть массивен, спортивно лёгок и точен в движениях, мужественно красив. Он первым ушёл в воду и подплыл к ней, брызнув на неё водой. Она ответила ему тем же, и они стали брызгаться как дети. Пока он не схватил её в свои объятия. И не поцеловал в губы. Она не сопротивлялась ему.
- Какая благодать! Как будто бы, никого нету на свете!  Только мы! - Сказала Вера, обхватив его за шею руками.
- Да-да, милая моя, - отозвался Андрей. – И я хочу тебя.
- Я тоже этого хочу! – Прокричала шёпотом Вера, обхватывая его ногами за бёдра.
- Русалочка ты моя дорогая! Скажи, откуда ты явилась?
- Я пришла к тебе из  глубины  озера! – Подхватила игру Вера, уже ощутив его в себе.
Она  всхлипнула и замерла. Ей было так хорошо!!!! Блаженство неземное накатило на неё. Она чувствовала в себе его мощь. И выгнулась дугой.  .Андрей крепко держал её в объятиях. Её длинные волосы разметались по  её плечам и светились серебром при лунном свете.  Она никогда не была так счастлива как с этим человеком. Вокруг царила тишина. Только сверчки стрекотали в траве.  Вера  прижалась к Андрею своими грудками. Он ощутил их упругость. Вера запрокинула голову и увидела на небе россыпь звёзд. Они были как будто бы рядом. В городе, такого не увидишь.
- Мы с тобой  в лунном свете, моя, русалочка! - Произнёс Андрей, осыпая Веру поцелуями. Лицо, шею, плечи. – Ты моя прелесть!
Когда всё завершилась. Андрей вынес её на берег. Как морскую царевну. И положил на мягкую траву.
- Какая ты… божественная моя! - Сказал он, усаживаясь рядом с ней.
- Ты тоже очень красив и благороден… мой медвежонок. – Неожиданно сказала Вера. - Ты похож на медведика. Такого доброго –доброго.
- А ты ведь не знаешь, что меня в детстве звали медвежонком?
- Нет, не знала,- рассмеялась Вера. - Но догадывалась.
- Я хочу вишневого варенья! – Капризно произнёс Андрей, улыбаясь. – Обсохла немного? - Спросил он.
- Да почти. Только уходить не охота. Послушаем тишину ?
       Дул небольшой ветерок ,очень тёплый. Слышались разные шорохи в траве. Там шла своя какая-то необъяснимая, неидимая жизнь.
       Пахло лесом.
- Хо-о-очу варенья! - Опять захныкал Андрей.
Вера нехотя поднялась с травы. Стала перед Андреем обнаженная, стала заплетать косу.
Она была очень гибкая, как тростинка.    Лунный свет падал на неё. Она казалась какой-то неземной, как будто бы прилетела из другого мира. Сильные стройные ноги. Точёная попка. Небольшая грудь. длинные волосы, тонкий стан, всё это напоминало Андрею сказочную принцессу вышедшую из озера. и кажется она сейчас раствориться в этом серебристом свете луны и превратиться в пыль.
- Пойдём скорее домой! - Заторопился Андрей, боясь. что всё это сейчас закончиться.
- И куда ты так заторопился вдруг?- Удивилась Вера хохоча. - Неужели у тебя такая тяга к вишнёвому варению?   - Не торопясь, одеваясь, спросила Вера.
- Я боюсь…что это всё исчезнет! И ты тоже! – Пробормотал Андрей  тихо. - И я ужасно захотел вишнёвое варение на тебе, –   объяснил он, уже по-громче.
- Нет, ты настоящий медвежонок-торопыжка! Ну всё-всё! Я готова! Пошли! Так и быть. Угостим медвежонка!

На  следующий день они проснулись очень поздно. Андрей встал раньше, приготовил лёгкий завтрак. Принёс в комнату, сел на краешек кровати. И стал будить Веру лёгкими поцелуями. Вера проснулась раньше. но ей так не хотелось встать. что она решила притвориться, что ещё спит. И почувствовав на себе лёгкие как взмахи крыльев бабочки, улыбнулась, открыла глаза, Аромат душистого чая разбудил её полностью.
- Доброе утро! – Она сладко потянулась.
- Вернее, уже, вполне добрый день, сладкая моя! - Улыбнулся Андрей, видя её обнажённую грудку.
Она заметила его взгляд, удобнее села, опершись на подушки, натянула на себя одеяло.
- Ну-ну, не думал что ты такая стыдливая у меня., - подавая ей чашку с чаем и бутерброд, – на, подкрепись немого, - улыбнулся он ей. - А то уже второй час дня.
- Андрюш, отвернись . Я оденусь.
- Не ожидал я, что после бурно проведённой ночи ты будешь такой целомудренной, - удивился Андрей, подавая ей тарелку с остатками плова, – Поешь нормально. Уже половина второго.
- Сколько??! – Воскликнула Вера, забыв, что собиралась  обозвать Андрея ,,павианом обыкновенным озабоченным,, . - Давно я так не отсыпалась!
- Да мы с тобой успокоились, когда небо светлеть начало, –  отозвался весело Андрей, покрывая Веру поцелуями.
- Изверг! Спать не  дал женщине! Всё домогался и домогался! Ты до этого, у себя там, на Севере, в дремучем лесу жил, с медведями? Большой, озабоченный!... но очень-очень славный. Признавайся, сколько ты до этого в лесу прожил? - Ворчливо спросила она, ласково, очень довольная и ночью, и пловом. - Спасибо. Он и сегодня хорош.
-Это ещё уточнить нужно кто, кого домогался ? – По-медвежьи проворчал он, смеясь, взял тарелку и подал чай с гренками. – В лес меня привезла. Лесного человека. заманила, подругами заговорила. Морок «чебурашичий» навела  - напугала… ,- обнял лаская груди под простынёю. - Всю ночь ворожила телом. А потом….понимаете, стесняется….
       - Ой,  нам же вечером идти к Николаю! А я, ещё не готова совсем! А вставать-то так не хочется! - Протянула она как малый капризный ребёнок.
-  Вставать надо! - Сказал Андрей, собирая тарелки и  чашки  на поднос. - Только лесной человек – животное редкое и полезное. До полудня встал. В лесу медведя быстро-быстро нашёл, съел! Прибежал! Дров мало- мало наколол. Пока тут  буду, ещё наколю. Зимой тепло от печки, однако, будет! Дом убрал! – Пролопотал Андрей.
- А медведя где взял?  У нас, их давно истребили.
- Д-а-а?! – округлил глаза «лесной человек». - Ай-яй! Нехорошо! Нехорошо-то как! Выходит, Андрейка, - постучал себя по животу , - «чебурашку» съел? Людоед Андрейка теперь! И тебя хочу съесть! Ты пробуждаешь очень большой голод! Но нельзя же так объедаться. Может, заяц сильно большой был? – Он посмотрел на неё  голодными глазами, и с неохотой взял посуду и вышел из комнаты.
  Вера поднялась,  не торопясь, привела себя в порядок.
  - Надо, ещё сходить  в магазин, купить что-нибудь в подарок, -  напомнила она Андрею, когда он вернулся.
Вскоре, вышли из дома. И направились к магазинчику.
Там выбрали какой-то   сувенир. Им завернули в старую газету бутылку марочного вина.
       По дороге домой Вера развернула газету и, смеясь, читала самые идиотские заголовки.
- Андрюшка, смотри, чего написали!.. Как растлить своего мужа?! Советы сексо-психилога!..  И такие  бывают!?
- Сексо-психологи? - Он пожал плечами. - Один точно есть! - Кивнул он на газету.
К вечеру они вышли к озеру. Туда, где, на природе, и должен был отмечать свой День рождения Николай. Они шли очень медленно. Любуясь красотой, которая была вокруг. Пьянил лесной воздух, нагретый солнцем. Они шли   через светлый сосновый лес, по тропинке. Сосны стояли вековые. И от этого казалось, что они шли по древнему, первобытному лесу, где нету, ещё людей! Когда они подошли ближе, к назначенному месту, ветерок донёс до них запах костра, и аромат шашлыков.
  Там, уже был Николай, Арина  и ещё люди. Кто-то возился возле шашлыков. Шутки, смех, непринуждённая атмосфера собрания старых друзей. Вера, ещё издали, поняла, что собрались свои, школьные!
И значит, не надо будет мучительно знакомиться-представляться.
У озера, плескала водой в новорожденного, девушка  в купальнике, которого, почти не было.
Вера присмотрелась, узнав свою крестницу.
Это была худенькая, среднего роста девушка, с коротко стрижеными светлыми волосами, большими голубыми выразительными глазами. Гладкий высокий лоб, прямой аккуратный носик, высокие скулы, узкий подбородок. И, возможно, чуть великоватый, чувственный рот. Умное лицо страстной и скрывающей нечто женщины. Эта-то загадка, скрытое обещание глубоких глаз, делали девушку особенно привлекательной.
При хрупкой худощавости, она не казалась слабой. Скорее, наоборот. Движения сильные, всем телом, игрою мышц, видной на открытых частях, говорят о тренированности и способности на многое. Было в ней, нечто, от египетских изваяний женщин и кошек. Такая же изящная, утончённая сила и загадка.
Вере подумалось, что редкие женщины, вполне успешные, имеют то, что таит в себе эта, почти девочка.
Николай, видя, что на подходе новые гости, остановил Арину, плескавшую в него водой из озера.
-Погоди-ка, родная! Оденься, пожалуй! Подруга твоей мамы – знаменитая тётя Вера вышла из лесу, - он подал ей платье. – Давай не будем портить вечер моей будущей тёще и её ,,мушкетёркам,, .
-Кому не портить вечер ? – Переспросила Арина, в радостном изумлении.
-Маме твоей, - пояснил Николай. – Моей будущей тёще! А, чтобы тебе было легче в моём предложении руки и сердца, вот тебе - машинка! И чтоб с мамой, на пиру, веселее было, – подал ей брелок с божьей коровкой и ключами. – Видишь, на стоянке, такое круглое красное в чёрные горохи, насекомое ?
-Да, - кивнула девушка. – Весёлая машинка! Чья она ?
-Твоя, - ответил Николай, побренчав ключами. – Езди. Права есть ? Значит и машина должна быть! – Отдал ей ключи.
-Спасибо! – Взвизгнула она сдержано. – Я тебе, о своём подарке позже расскажу, - пообещала она таинственно. – Я – к маминым ,,мушкетёркам,,! Тебя подкатить ?
-Не надо, - махнул он рукой. – Сам дожужжу! – И запустив движок, покатил встречать гостей.
-Здравствуйте! – Он поцеловал Вере руку и ответил на пожатие Андрея. – Очень рад, ещё одной встрече.
       Вера, чуть удивившись, поцелую руки, протянула Николаю букетик луговых цветов.
-  По лугу шли? Спасибо за букетик! Я, и правда, люблю луговые цветы, – улыбнулся новорожденный. – Мама приучила с детства.
- И моей мамы тоже. Она любила очень ромашки  полевые и васильки. – Ответила Вера с  грустью в голосе.
-Наши мамы были счастливы, бродя по лугам, - с той же грустью продолжил Николай, удивив её  и этим романтизмом.
Андрей протянул Николаю подарок. И бутылку вина.
- Поздравляю! И, как врач, прежде всего – здоровья!
Подошли Люда, Оля и молодая, девушка лет20-ти, что брызгала водой, только что, виновника торжества.
-Приветули, подружка! – Люда приобняла Веру. – Здравствуйте, Андрей! Вот и дочка моя! Аринка! Дитя любви!
       -А я вас, знаю! И помню! – Сказала просто она Вере.- Вы - наша  знаменитость и гордость. И моя крёстная! Моя мамка была вчера у вас в гостях. И рассказала, что вы сюда придёте.
- Очень, приятно,- промолвила Вера, разглядывая Арину более внимательно. – Славная у меня крестница!
- Ну, раз все знакомы, прошу к шашлыкам! – Пригласил Николай.
  Они пошли к  месту, где всё было готово к небольшому пикнику
На траве были расстелены покрывала. На них лежала различная закуска.   Стояло марочное вино,  водка.
Вера с удовольствием обнаружила, что всех присутствующих она знала, Это были её однокашники, они все учились в одной школе
- Всем добрый вечер – Поздоровалась Вера. усаживаясь поудобнее на покрывало. Андрей примостился рядом.
- Знакомьтесь! Андрей! - Представил хозяин, собравшимся, нового человека.- Веру все знают! – И Андрею. – Мы, тут, все – однокашник! Из одной школы!
- Разберёмся! – Кивнул Андрей.
- Здравствуйте! – Кивнул, подошедший, от мангала, Евгений.- Николай Иванович! Все готово уже.
- Ну, раз готово неси сюда.
Евгений принёс блюда с шашлыками, присыпал лучком, зеленью.
Разлили  водку.
-За именинника! Пусть растёт здоровеньким и послушненьким! – Выкрикнул, кто-то первый тост.
-Послушание ? Это – не ко мне! – Отозвался Николай. – Я - хулиган! И останусь таковым!
Потом уже пошли тосты за всё.
Когда веселье, уже слегка согретое выпитым, потекло легко и свободно, к озеру вырулил, с шоссе, плавный, торжественный, большой и  тёмный «Мерседес».
Новорожденный покатил к  машине, извинившись перед всеми.
Из машины вылез огромный толстяк. Достал, с собою, плавно изогнутый, длинный узкий свёрток. Подал Николаю, сказал что-то, приобняв.
Они, вместе, подошли к остальным…
- Вот и Миша наш заехал. Саблю мне добыл! Кто, ещё  не знаком – Бегемот! Наш неформальный лидер, местный! – Представил незнакомца Николай. – Уверен, Миш, что дело ждёт? А то – оставайся!
-  Очень приятно! - Бегемот подошёл к Вере. - И наша знаменитость здесь?   Как же. как же! Читал ваши… труды! – Он поцеловал Вере руку. – Ну, я не надолго сюда, По дороге заехал вот поздравить именинника. – Николаш! За тебя! – Он выпил, стоя, налитую ему водку. – Если можно ? Мне бы, ещё на минутку. Извините, что похищаю у вас именинника.!
Они отошли ото всех. Бегемот о чём-то возбуждённо говорил Николаю. Тот спокойно стоял и слушал. Потом, ответил, что-то. Бегемот кивнул и понурившись, медленно пошёл к машине. С трудом сел в неё и укатил.
Тут подошли и Оля. И села, вместе с Верой и Андреем. Радостно обнаружив, что Люда, с дочкой – с ними.
-Девочки, а что это за Бегемот такой? - Спросила Вера у своих подружек.
- О! Чувствуется, что автор оторвался от масс! – Произнесла Люда. – Мишаню не узнала! Теперь - местный авторитет! Крупная шишка, районного криминального расклада. Но Николай с ним поладил. И видно он Николая побаивается здорово. Видели, как он перед ним елозил, в глаза заглядывал. – Пояснила Люда. – Разное говорят об этом…
-Это – тот самый Бегемот ? – Изумилась Вера. – Каким он был, таким остался! – Напела она. – Он же, помнится, Люд, к тебе приставал! А Колька его, ещё, отшил, было! Ну дела! Авторитет!
-Ты спроси, к кому он не приставал ? – Отмахнулась Люда.
-Или не пристаёт ? – Добавила Арина. – А, что, мам, Коля тебя от Бегемота защитил ? Как интересно!
Люда, кивнув, опять отмахнулась…
Андрей смотрел на Николая, и всё думал, где он его видел. Очень знакомое лицо.
И лишь когда он увидел шрам у Николая на руке, то вдруг вспомнил, что когда-то, почти на поле боя, он оперировал- спасал, чудом!, эту самую руку...
А со шрамом  вышло забавно!
Рядом  метров в десяти от их достархана, развела огонь молодёжная компания. Они собрались немного позже. Там была своя жизнь, свои разговоры. По кругу ходила водочка. Андрей насторожился, было, но Людмила его успокоила его.
- Это с нашей деревни. Наши! – Кивнула, улыбаясь. – Спокойные! Колька, у их костра, часто сидит. Песни слушает. Они его конечно обожают! – Усмехнулась, подмигивая Арине. - А Аринку нашу, вообще….- Снова, махнула она рукою, правда, энергично-весело.
- Мам! – Взмолилась Арина, смеясь. – Не надо! Я – хорошая! Уроки учу! Сессию сдаю!...
И тут, начали ребята бросать нож в мишень на квадрате фанеры, навешенном на сук дерева. Мишень же оказалась, метрах в трёх-четырёх, от  раскинутого пиршества..  И несколько захмелевших слегка, мужчин решили показать пацанам  «класс». Нож летал, впивался в мишень. Молодёжь болела - за своих!  Старшие - за своих! Те, кто в армии не служили, объявили приз – бутылку хорошего коньяка. ,,Дети,, состязалась весело. ,,Отцы,, же, как раз, заазартились! Нож кидали, всё яростнее! Атмосфера накалялась, чуть больше, чем в простой игре. И Андрей, понимая,  что подпившие отцы, уже искрят в сторону детей, собирался, ещё не зная как, но отвлечь заигравшихся дядек.  Но увидел, что Николай, тоже смотрит на игру. Улыбается. А глаза холодные и внимательные. Левою рукой подбрасывает вилку. А потом…!
… молниеносное!, почти невидимое, движение руки!..., просверк  вилки!…  и эта вилка в центре чёрного «яблочка»! Дрожит, между единицей и нулём « десятки»…
Долгие тихие секунды проходили, не торопясь,  пока вилка унимала свою дрожь в мишени. А потом по тишине прокатилось восхищение: «Ого! .....  да-а-а-а!... Здорово! ….чисто!...
Это рокотали, роптали мужчины, признавая правоту и победу истинного мастерства. А выше звенело  женское: « Браво»
Николай, пародируя звезду футбола, сдёрнув майку, вскинул руки в победном ликовании. И правда, довольный, что остановил это нелепое состязание. Он принял пузатую, призовую, бутылку, подняв её правой рукой. И на руке, чуть ниже плеча обнаружился глубокий шрам. Почти, опоясавший руку.
- Как рука, капитан?- Неожиданно внятно. после шумных восторгов, спросил Андрей.- А то, я гляжу - вилки, левой кидаешь?
- Узнал, наконец-то, док? – Ещё радостнее улыбнулся Николай.
- Да я, с того самого  вечера, пытаюсь вспомнить, где же я мог тебя видеть?- Андрей уже подошёл к Николаю.- А шитьё моё, вот напомнило.
- А я тебя сразу узнал, док.- усмехнулся Николай. – Да только не знал, на какой козе к тебе подъехать? Ты небось, и в звании-то, меня обогнал? Ну и решил вас с дамой на свой вечер пригласить. Тут думаю, и найдётся повод вспомниться. Не такой пижонский, хотелось, правда,- Николай раскинул руки навстречу Андрею, уже подходившему.
Они обнялись крепко, как борцы в захвате.
И это объятие мужское, как занавес спустилось на все восторги. Потому, что  за этой встречей была война! И ее увидели все! Взрослые и молодые! Арина, волнуясь, взяла за руку мать. И обе, смущённые, молчали…
- Не ожидал капитан, здесь тебя встретить, - пробормотал Андрей, после объятий… - Не ожидал! А когда встретились, там в лесу. Не был уверен. А вот штопку свою узнал…
- Вот, друзья мои - доктор, что руку и меня спас! – Обратился Николай ко всей компании, кивнув на руку со шрамом. – За тебя доктор! За того – мальчишку-лейтенанта, что резал и собирал нас, в Афгане, чуть ли не под открытым небом! И ,,духов,, , тоже спасал! Потому, что был он – врач на поле боя! - Налил себе водки и выпил, одним махом. – Вот так! Живи долго, док!
И все выпили за доктора. Арина подошла к Андрею и тихо произнесла:
- Спасибо Вам за Колю, Андрей  Викторович
- Не за что, девочка, - отозвался Андрей.- Я просто хорошо, не спорю, исполнил свой долг.
- Правильно, он и духов раненых лечил. Так же хорошо, как и наших.
- Тогда я, и правда, был – «врач на поле боя».- Отзывался Андрей, стесняясь всеобщего внимания. – Ты скажи лучше, как ты так  «основательно приземлился», капитан?
- Ничего особенного, бытовая можно сказать травма. Лес валили на дачу. И прижало бревном,  какой-то нерв!…  Тебя не было поблизости. А тот  врач был такой, что вовремя не взял на стол. И вот я…. – Он посмотрел на гостей. - Они меня спасают. И любовь! А где ты сейчас работаешь? – Спросил он Андрея. – Небось, полковник ?
- Да уж перешёл в психологи. Ранили руку! – Ответил Андрей. – Тоже, такого как я не было! – Смеясь. - Вот так, капитан!
- Подполковник, - кивнул Николай. - А оставайся у нас! Я тебе  помогу. Добудем, как-нибудь, денег на свою клинику. У нас в районе вроде психиатров не хватает. А зато алкашей да наркоманов развелось, как тараканов! Да и Вера здесь!
- Спасибо за предложение. Я подумаю, – пообещал Андрей. – А ты где деньги добудешь ? Если я, скажем, приеду. Вилки в цирке кидать будешь ?
       - Должок-то за мной! – Проговорил Николай, потирая шрам на руке. – Барометр!... Я, из армии, подполковником вышел. А потом!... тоже, скажу тебе, жизнь пёстрая была! Интересная! Наскребу по сусекам, на больничку.
- Да брось ты! - Отмахнулся Андрей. – Потом посмотрим на твою спину! Может умное, что скажу ? Все видели – мастерство не пропьёшь! – Поднял рюмку. – Будь здоров, подполковник!

Вера. Оля и Люда пошли к берегу. Погода была прекрасная. Тихий ветерок покачивал волны.
Они сели на бережок около воды и стали болтать о том, о сём. И ногами в воде…
Люда, снова, стала ворчать. На Арину, что ей Николай не пара, что её место у того костра, а не у этого. И что она это говорит не из-за того, что Николай прикован к коляске. Её это не  интересует. А из-за того, что он какой-то подозрительный, занимается неизвестно чем! Бегемот, и тот, его боится!
-Может, он и людей убивал! – Прошептала она.
- Ну ты и загнула подруга, - отозвалась Вера.- Конечно, убивал. Он же воевал.
- Да не пара он Аринке моей! Не пара! – Твердила Люда упрямо. – Сколько раз, натыкалась на этот его взгляд. Холодный, пристальный. Будто целится! Столько и думала, что не пара он ей!
-- Перестань ворчать,  разворчалась как старуха.- рассмеялась и продолжила  Вера, обнимая за плечи подругу.- Да он нормальный мужик. Ничего, что он старше Аринки! Ты, подруга, в Москве не жила! Там, теперь, никто на это не смотрит. Та-акие экземпляры! С головами и душонками, размером с мошонку! – Подруги усмехнулись на стишок. – Он умный и надёжный. А остальное ? Так это - материнская ревность. Вспомни-ка, сколько твоему мужу было ? Лучше бы было, если  бы твоя Аринка  под Бегемотом была бы? Ведь Бегемот стольким девчоночкам славным жизнь попортил. А тут Бегемот сам перед Колей елозит. Боится он его. Хочешь, чтоб ты  не волновалась, я его у твоей Аринки отобью ? Хочешь ? - Тихо спросила Вера, так что услышала одна  Люда. – Я не такая, вообще. Но ради тебя… Наступлю на горло песне.
        - Правда?! – Обрадовалась Люда. – Ну тогда я буду спокойна.
       – А как же Андрей? -  спросила Ольга.
       - Не знаю я, пока, как ? – Ответило Вера. - Оль, я же забыла спросить про твоих сыночков, наверное, они уже взрослые.- Перевела Вера разговор.
- Да уж по девкам бегают! Николай, спасибо  ему спас, их от Бегемота. Они за Бегемотом бегали  по пятам, пить начали, курить. Бегемот потакал им, платил хорошо. Вот и распустились. А Николай взял их в свою спортивную секцию. Сейчас они так устают каждый день .Что еле до кроватей доходят. Совсем другие стали.
- Аринка говорила мне, что это она поговорила с Николаем насчёт твоих сыночков. Увидела однажды, что они ввязались  в одну компанию. Из тех, что под Бегемотом ходят, - призналась Люда. – И – к Кольке! Он их и оттянул от греха.
- Так это мне Аринку благодарить надо? – Обрадовалась Оля. - Видишь, не такая она и плохая, как ты всё время ругаешь её. Коля и мне помог, не могла долго найти работу, пошла в наше ателье. чтобы устроиться туда. Да встретила Колю, и он дал мне  немного ссуду на своё дело. И даже  помещение нашёл для ателье. И я сейчас выплатила ему долг… Сейчас у меня целая фабрика по пошиву одежды.
- Боже, как время-то бежит. Сами недавно в школу бегали, а уже тётки какие стали.
- Девочки гляньте, какая красота вокруг! Воздух-то, какой божественный. Как будто бы лето ещё.
Воздух и вправду бы напоён лесом, сосной.  Как раз садилось солнышко, и небо было розовое. А на небе не облачка.
На озере красиво отражалось зарево заката. а солнышко садилось за лес зелёный. Прямо как в сказке.
- Вот бы русалкой стать – искупаться в этой зари! - Мечтательно произнесла Вера.
- А кто тебе на дает. раздевайся и плыви! – Вдруг раздался голос Андрея сзади. Вера вздрогнула от неожиданности. С ним стояла Арина.
- И куда вы спрятались. Уже и чай готов лесной. А мы вас ищем .И не можем найти
-   Да-да, Арина!- Они, кивнув девушке, встали. – Идём!
  - Ну никак не наговорятся! – Проворчала девушка. - Точно как в школе, наверное. И кого обсуждали? Не меня случаем ?
- Да нет что ты? – заторопилась Людка – Пошли, доча, к костру. Ты бы одела, что-нибудь теплое! А то, что-то и прохладно стало. Как бы не простыла.
- Ма-амка! Ты видно считаешь, что я ещё маленькая?
- А ты не обижайся, ты всю жизнь  для  мамы маленькая. – Сказала. Оля.
- Я знаю, и очень её люблю!!!
-  Пошли лучше чай пить – Предложил Андрей.
-   А мне подарили  « Божью коровку» -  похвасталась. Аринка, показывая ключи от машины.
- Что это ещё за божья коровка – удивилась Люда, рассматривая ключи.-  это что машина? такая?
- Совершенно верно.-  Ответил Андрей – Такая маленькая машинка. Фольксваген-,,Жук,, .
- Ничего себе подарочек – недовольно проворчала Люда. – И кто же тебе сделал такой подарочек.
- Коля! – Весело прощебетала Арина. – Чтобы я сама ездила.
       - Ну и езди, - буркнула Люда дочери. – Права есть.
       - Машинка, поверьте, не дорогая, - уточнил Андрей. – Но очень качественно отделана и приведена в порядок.
       - Я вас искала, чтоб к чаю позвать, - девушка взяла мать за руку и пошла рядом. – Ты, мам, хочешь, чтоб мы, вот так, всю жизнь ходили ?
- Какие же Вы одинаковые, мама и дочка, - обняла их Вера. – Девочки перестаньте быть детьми. Людка! Я не замечала никогда, чтобы ты была такой ворчуньей, – засмеялась Вера.
- Вот пойдут у тебя свои детки! Посмотрим, какая ты будешь ?  – Толкнув Веру плечом, ответила подруга.
- Вы чай пить идете ? А то и сладости вон поставили, – предложил жалобно, подъехавший Николай.
       И все пошли к самовару.
   
Кто-то насобирал лесных душистых трав и листьев на чай, Лесной мяты, чабреца, листьев смородины, малины и колючки  репейника. Заварили такой ароматный чай!
Стемнело! На небе показались первые звёзды! А костёр разгорался. Все подвинулись как-то к огню. Николай, по чьей-то просьбе, стал рассказывать о странах ,где он побывал, не торопясь, раскурив трубку, строил сюжет. От Африки! До далёкой Бразилии!
Вера была заворожена его рассказами. Он так умело складывал историю! Так весело её рассказывал!
Когда вся история окончилась, Вера подошла к Николаю .
- А вы здорово рассказываете?  Я, слушая вас, вспомнила одну рукопись, которую случайно нашла у себя в библиотеке. О Вишнёвом  варении.

0

3

-  Так значит, вы нашли ее ? Ее я и хотел Вам показать. Но постеснялся  позвонить, узнать мнение.
-  А напрасно, мне очень понравилось.
-  Вот как? – Он слушал, перестав выколачивать трубку. - Ну, тогда я очень рад. Давайте встретимся, как-нибудь. Когда будет у Вас время.
- Хорошо. Обязательно зайду
- Можете даже   придти и с моим доктором Андреем. Ведь он когда-то спас мне руку.
-  Я ему передам .
Все уже разбрелись кто куда.
И Людка с Олей куда-то подевались. Наверное, ушли домой.
А ночь набирала свой размах. На чистом небе выступили яркие звёзды. Слабый ветерок был очень свеж и напитан ароматами солнечного леса. Не хотелось идти домой. Арина откатила Николая кресло. Опрокинула на задние колёса. И стала вертеть его по кругу, показывая ему ночное небо.
- Ох, - воскликнул Николай. – Как же давно я не видел этой красоты! Как в планетарии! Только, лучше! – Притянул Арину к себе, и поцеловал.
        - А впереди, ещё и любовь, до утра. – Прошептала Арина горячо. – Много любви! Разной любви!
Тут подошёл Евгений. Что-то тихо ему сказал. Вере показалось, что Николай не доволен. Но не подал вида.
- Извините, что вынужден покинуть вас, - и они, втроём, пошли домой, оставив всё у костра, тем, кто решит припоздниться.
Припозднялись - Вера с Андреем.
- И домой не охота идти.
- А зачем идти - удивился Андрей можно ведь здесь побыть ещё немного. Всё оставили нам.
В траве запели кузнечики громко.
- Люблю пение кузнечиков очень. В городе ведь этой прелести не услышишь.
Это точно – откликнулся Андрей, вороша костер, от этого посыпались искры во все стороны.
- Смотри как здорово, искры от костра и звёзды, что может быть красивее?
- Ты, – просто заявил Андрей, усаживаясь на подстилку рядом с Верой и обнимая её за плечи. Она прижалась головой в его грудь. И молча смотрела на костёр.
Вокруг шла незаметная жизнь лесных букашек . То здесь, то там слышалось тихое шелестение.   А вода в озере серебрилась от лунного света.
- Посмотри, как Луна красиво всходит над озером! – Воскликнула Вера.
А луна было большая жёлтая. Она поднималась над кромкою леса. Как будто смотрелась в  озеро. Серебряные блики плыли на воде как живые.  Мелкая рыбёшка прыгала в воде играя, друг с дружкой. Красиво изгибаясь серебром.
- Ну, вот и костёр потухает, пошли  потихоньку домой, - чрез вечность покоя прошептала Вера.
Андрей помог Вере подняться, они затушили костер, и пошли медленно через сосновый лес домой.  Было очень светло от полной луны. Была видна каждая хвоинка на земле. Тёплый ветерок приятно окутывал  их
…. Николай и Арина идут неторопливо, по дорожке мощеной плиткой к его  дому. Издали, двухэтажный дом кажется не очень большим, в глубине участка. Но, взойдя на плоское, без ступеней, просторное крыльцо обнаруживаешь, неожиданно, что дом, распластанный по земле, велик и просторен. Просто его ширина и длинна - много больше высоты. Потому-то, с улицы, прикрытый кустом шиповника, он смотрелся приземистым и неброским. Скрывая свои истинные размеры.
Они миновали просторную веранду с плетеной мебелью. И попали в очень просторную гостиную, обставленной, как казалось очень скупо. Два мягких дивана и четыре кресла, стол и шахматный столик с резными фигурами, застывшими в отложенной  партии. Всё это терялось в просторе комнаты.
Женя, опередивший, их,   был уже здесь,  ожидая хозяина дома у камина.
- Иди, Арин, наверх. Я, сразу за тобою, – и к другу.- Не надо  ничего, Жень. Мы тут сами справимся, - глядя на девушку, взбежавшую по лестнице наверх. – Всё готово?
- Как в аптеке, – кивнул Женя, – завтра  же вечером, обратно  прилетим.
- Легенда – то готова? - Спросил строго хозяин дома, направляя коляску к подъёмнику- лифту.
- Всё оформлено. Бумажка к бумажке. А товар наш уже в пути, - друг и помощник махнул рукой. – Сделка, и сама по себе, хороша.
- Иначе и нельзя. Деньги, как не прячь, всё равно проявятся. Потому и надо иметь бизнес, дом, тачки. Чтобы люди  видели то, что видеть можно и нужно. Пусть  лучше, почти всё видно. Чем  случайно заметно.- Притормозил у лифта. - Иди спать. Тебе завтра много работать придется, много и чётко.
Вкатился в ограждение лифта и поднялся наверх. Въехав на второй этаж. Он оказался в коротком, но просторном холле. Откуда три двери вели в его комнату, в кабинет и на просторную террасу, где так хорошо пить чай и наслаждаться ароматом шиповника, когда тот цвёл внизу и звёздным небом в ясные ночи…  Николай въехал в свою комнату. На просторном диване под большим ковром,  закрывающим угол, сидела Аринка  в маленьком своём халатике. Легко выдающим наличие или отсутствие белья. Сейчас под тонкою тканью ничего не было. Он подкатился вплотную к дивану, приподнялся на руках над сиденьем и кувыркнулся на диван, за спиною девушки.
- Привет, Ариш! – Он обнял её сзади и осторожно повалил спиною на свою широкую грудь.- Соскучилась?
- Не успела, - ответила девушка, подняв кверху свои стройные ножки. Разбросив короткие полы халатика. Явив ноги.  И светлый бугорок меж ними, во всём великолепии и без стыда. – Сколько раз вижу, как ты кувыркаешься. А всё не привыкла! И пугаюсь, и восхищаюсь, - проговорила она, лёжа на его груди. Повернулась к нему лицом, поджав ноги, открыв, при этом, нижнюю часть тела, ещё больше, пристроилась на диване возле Николая… – Рисково и ловко ты это делаешь!
- А я вообще, рисковый!  И у меня в школе пятёрка по физкультуре была! Безмятежно ответил он, махнул рукою. – Вот и кувыркаюсь! Как видишь, пригодилось.
- А вилками бросаться так тоже в школе физрук научил?- Спросила она, задышав  вдруг чаще от его прикосновения к её обнажённому  животу…. – А – ах - х!  - Она прильнула в жадном поцелуе, надолго к его губам, забывая о своих вопросах….
А его рука, уверенно и не торопливо ласкала  шелковистый живот  её, спускаясь, всё ниже, до самой тёмной жемчуженки-горошинки, от прикосновения к которой, девушка вздрогнула и, отпустив  мужчину  на невыносимо долгие мгновения, увы, необходимые, чтобы раздеть любимого и сбросить халатик, видя готовность друга, вскрикнув оседлать его, сразу и глубоко. Чтобы  стать мягкой волною, омывающей и ласково и неустанно шлифующий камень. А Николай гладил её, порою прижимал отвердевшие грудки и тихо шептал ей нежные слова. И от всего этого Арина, уже кончавшая, вроде вскидывалась, снова, молодой лошадкой, и продолжала. А он, на третьем заходе, поддерживал её твёрдую круглую попку. Помогая. А другой рукою теребил ласково сразу два соска. И она, глазами, благодарила его и за поддержку, и за ласку эту…
- А - а-а-а-а-ох! –  она  вскрикнула и упала ему на грудь без сил..
Он осторожно уложил девушку рядом. Открыл без хлопка шампанское из ведёрка со льдом. Подал её полный бокал и поцеловал её ближнюю грудку. И налил себе.
- Спасибо тебе, - улыбнулась она - Ты умеешь самое главное, что оценит всякая женщина.
- Что я такое умею? –   спросил он, подавая ей персик.
-Всё выдержать, дав полную свободу. – Она говорила тихо, сочно надкусив персик своими белыми зубками и брызнув соком на грудь. - Это знаешь, как здорово?
Николай начал слизывать сок с её груди, укусив нечаянно её сосок.
- Ой, осторожнее! Больно ведь, кровожадный! – Застонала она от наслаждения. – А ты – кровожадный ?
- Жутко! Бар-ма-лей! Гориллы и крокодилы – отдыхают! И кушаю маленьких, ну очень маленьких девочек любопытных  очень, – прорычал Николай, набрасываясь на Аринку, с голодом.
- Пощади! Я буду хорошая, и послушная паинька! – Взмолилась, хохоча  Аринка.- А этому ты научился в Африке? Кушать людей?
- Да нет! В специальном училище Бармалеев! – Отозвался он, просто. -  Но мне, тут, у меня девочка очень аппетитная попалась. И я готов её съесть тут же. Тем более что ты меня, как волной обдала. И так весело.
-И ещё обдам  многим. Потонешь! - Она приподнялась на локте. – У меня сегодня глубоко идущие планы..
- А мама?- спросил Николай.
- А она какая-то смирная. Шугнула  для порядка, и напомнила, что мне завтра в город.
- Мы тебя отвезём. Но спать придётся мало. Нам рано выезжать. Слетаю на денёк. да продам товар. Денежку заработаю длинную, – улыбнулся он.
- Спать вовсе не придётся, - ответила девушка весело. - Я хочу подарить нам такую ночь, чтобы надолго запомнилась.
Она легко встала, раздвинула занавес на прозрачной двери, ведущей на террасу, и пошла  назад, играя телом, освещённая светом ночи. Остановилась у дивана, снова наполнила бокалы.
Она струилась в  зыбком сиянии ночи, тонкая и изящная. Как египетская статуэтка, такая же отточенная в линиях и жестах. Тая в себе надежду на что-то новое  и неведомое в страсти. Эта девушка неведомо как, проявила эту свою таинственность.  Что в наше время,  и взрослым женщинам не часто удаётся. И ему, повидавшему и испытавшему более, чем не мало, стало неожиданно и неисчерпаемо интересно с этой девочкой Она стала оправданием в его жизни, его любовью к этой самой жизни. Которая, как казалось…
-Выпьем за тебя, Коль! За то, что ты не позволил мне стать куклой Барби в руках Бегемота. И за то, что ты способен, так много отдавая, слушать тост без штанов, - неожиданно отсалютовала она бокалом. -  За тебя,   любимый! – И выпила до дна.
Николай тоже выпил и, смеясь, принял её в объятия. Арина лежала возле него, притихшая как пред броском.
-Ты, знаешь, милый! Я, почему-то боюсь, твоих, вот таких, внезапных и коротких отъездов, - пожаловалась она тихо.
- Я их тоже жутко не люблю! - Согласился Николай. – Потому, что с той стороны – глупость. Которую, почти всегда, можно решить без меня. Но в этот раз я  необходим.
-  Тогда давай жить эту ночь!
          Она прижалась к нему вся, обхватив руками и ногами. Не торопясь, целовала, своего мужчину, поначалу легкими, как крылья бабочки, поцелуями, становясь всё настойчивее и проникновеннее …
….одновременно, движениями живота, требуя и добиваясь твёрдости и стойкости для битвы, где нет ни правил, ни побед, ни поражений. И добившись, радостно, помогая  войти в себя, начала любовь, снова. Не размыкая плотного объятия. Лишь иногда, давая чуть свободы… чтобы потом, ликуя, выпрямиться…  начать победную, радостную скачку.…  Радуя и его этой свободой…
- А я тебя люблю, - просто сказала Аринка, в одном из оазисов покоя, чмокнув его в глаз.
-  И я тебя люблю, - уверенно сказал Николай, и добавил задумчиво. – А себя вот…. Не очень, иногда.
           Она снова прижалась к нему  и поцеловала его почти целомудренно.
Восход они встречали на террасе, почти одетые и усталые. Утренняя прохлада холодила их тела и лица. И по серебру озера уплывал к дальнему темному  лесу последний утренний туман, со сказочными своими тайнами….
- Вот и всё. Сказка закончилась, - грустно произнесла Арина. – Иногда, мне кажется, что восход вовсе не дня начало. А  напротив….
- Так и есть, зачастую, - согласился Николай. - Даже чаще, чем кажется! - И, веселее, погладив и ущипнув её за попку. -  В штаны! И на кухню! Я есть хочу…
- Ты приглашаешь?- Опережая, спросила она…
- Я угощаю! – Уточнил он….

А Вера с Андреем вернулись домой.   Пока Андрей приводил себя в порядок перед сном, вера пробежала взглядом газету, что она оставила на столике. В которую была завёрнута бутылка вина.  Взгляд остановился на   Криминальной хронике. И она прочитала статью о том, что убили местного коллекционера старинных вещей.  Убили ночью. Прямо ножом в сердце, точным попаданием.  Статья называлась  «Убийцы на велосипедах»   Там ещё было написано, что убийцы скрылись на двух велосипедах.  Вера подумала, что такой ужас не следует читать на ночь. И отбросила эту старую, очень давнюю газету. Но в мыслях, почему-то, промелькнул Николай, бросающий вилку в дерево.  «К чему бы это» - подумала Вера. И тут же забыла об этом, так как пришёл Андрей. И они стали ещё пить чай с вишнёвым вареньем.
        Рано утром  их разбудила, запыхавшаяся Люда.
- Извините, ради Бога! Но моя Аринка явилась только что откуда-то! И не говорит, откуда ?  Только заявила, что едет в город. – Люда чуть не плакала. - Вер! У меня к тебе просьба! Я помню, что и вы едете тоже. Так не могла бы ты поговорить с ней ?  Может она тебе что скажет ?
- Да не волнуйся ты так, подруга, - обняла Вера Людку. – На тебе лица нету. Она вчера с Колей ушла.
- Ну-да! Я же забыла! Ну я пойду! Извините, что разбудила.
- Ничего страшного! Всё равно надо вставать, – Вера взяла подругу под руку и, набросив халатик, вышла с нею, на веранду, оставив Андрея. – Люд, - начала она разговор, приготавливая кофе на троих. – Не паникуй ты, так! Николай, вполне, нормальный человек. Разница в возрасте ? Так и ты, вспомни, вспомни – не за мальчика вышла замуж! Не стала связываться с лейтенантом! Сразу за майора вышла. А ведь Колька тебя замуж звал! И ты, ведь, любила его. Что ? Не любила, скажешь ? – Спросила Вера.
         - Любила, - кивнула Люда покорно. – Он же, потом, на десять лет пропал!
         - Ты знаешь, где он был! – Отрезала Вера. – И  не пропадал бы, все эти годы, будь у него, куда возвращаться!
         Люда вздохнула, понимая правоту подруги.
         - Ты с Аришей, всё же, поговори, - попросила она Веру.
         - Поговорю, - пообещала Вера. – Не зная, как и о чём.
Они с Андреем наскоро  позавтракали и выехали.
По дороге Вера рассказала о статье Андрею.
-  Знаешь, я, чего-то вспомнила, как он бросил вилку в дерево, почти не глядя, когда читала это, – сказала Вера. – А своей интуиции я привыкла доверять. Понять бы, что она подсказала ?
Андрей задумался. Вспомнил, что Николай был в Афгане снайпером. А о его владении ножом, уже тогда ходили легенды. Но сейчас он - инвалид. Хотя… очень уверенный, какой-то, инвалид…
-Мысль достаточно безумна, чтоб стать версией, - неожиданно поддержал её Андрей, быстро пробежав статью. – Это было три года назад, - он уточнил дату номера газетного. –Я не знаю, что тебя насторожило ? Но мне мой бывший пациент тоже кажется странным. Он, как-то, слишком хорошо обустроился в этой жизни. Для бывшего военного. А уж для инвалида – тем более! – Подумал, прикидывая. - Давай зайдём в библиотеку. Ведь тебе всё равно надо ЦУ дать. А я тем временем посмотрю старые подшивки газет, Авось что-нибудь да накопаю.
- Хорошо. Пойдём вместе. Смотри, кто нас обгоняет! – Воскликнула вера.
Мимо них промчался американский джип- внедорожник, какие Вера видела только в американских боевиках  В нём сзади сидели Николай и Арина. За рулём был Евгений.  Они промчались, не останавливались.
- Ничего себе! Нормально парень заработал! Он что грибы сушит? – Пошутил Андрей.
- Да уж, - только и сказала Вера, думая о Николая. И моля Бога ,чтобы её подозрения не сбылись.
- И Аринке ведь машинку подарил Фольксвагена – Жука.  Он-то, сам по себе, не дорог. Но тюнинг такой - недёшево стоит. Очень даже! - Заметил Андрей, всё более, заряжаясь жаждой поиска истины.
- И всё-таки я не хочу верить, что это - Николая работа!- Задумчиво произнесла Вера, похлопывая по газете.
- Я тоже не хочу верить, потому, что сам видел его в Афгане. Хороший был парень! Но в Африке ? Чего он там, видимо, только ни делал! Его страна кинула. Понимаешь ? – Андре говорил, скорее себе, чем Вере. – Я, таких вот, знаешь сколько переслушал ? Для суда.
         Так они и проговорили, до города.
  Они подъехали в библиотеке, и вышли из машины.
  В библиотеке  никого не было.
  Вера прошла к себе в кабинет. Андрей же стал рыться в газетах.  И кое-то накопал. Одну интересную заметку в совсем свежей криминальной хронике. О том, что, несколько недель назад, убили  какого-то предпринимателя. Таким же способом что и  местного коллекционера. Только в Москве! И было сказано, что видели недалеко, возле дома убитого  большой американский внедорожник. Сообщалось, что машина – из проката.
Когда Вера вышла из своего кабинета, Андрей показал эту статью, и у Веры тут же в голове промелькнул громадный этот вездеход  Николая, который обогнал их.
И тут открылась дверь и вошла Арина.
- Здравствуйте,- поздоровалась она. – Мне мамка позвонила по мобильнику, и сказала, что вас можно здесь найти.
- А что случилось? –  Встревожилась  Вера, по инерции.
- Да ничего не случилась, - успокоила Арина.- Просто, если вы назад поедете, то может быть захватите и меня ?  А то Коля уехал на несколько дней.
- Конечно! Непременно возьмём!- Сказала Вера.  – Но только через пару часиков. Ладно?
- Хорошо. Тогда я пойду -  И Арина вышла за дверь.
- Я ещё хочу зайти домой. Взять кое-что. – Сказала Вера Андрею.
- Ну, конечно же, зайдём.
И они   вышли из библиотеки, заехали ещё в магазин, купили кое-какой еды.     И поехали к Вере домой.   Там она приготовила на скорую руку обед.     Поджарила  картошки, сделала салатик из овощей,  отварила домашних колбасок Пообедав, Вера пошла в комнату собирать кое,  какие вещи. Андрей пошёл следом за ней. Сел  на  диван, начал просматривать газеты, принесенные из библиотеки. 
- Вот смотри,  в одной из центральных газет, написано, Что в Столице недавно было совершено убийство  одного из мафиози. И убили его необычным способом – ножом прямым  попаданием прямо в сердце….-  Произнёс Андрей.
- А не хочешь ли ты сказать. что это…. – Она не договорила
- Вот именно – наш друг, – добавил Андрей – Он, и тогда, ездил куда-то.
- Ну, это же старые газеты.
- Ну и что? Мы ведь не знаем, чем он занимается ? Сколько времени он, скажем так, богат ? - Смотри, что здесь ещё написано ? На месте преступления были обнаружены два велосипедных следа! Что скажет сочинительница, и детективов, тоже ?  Вполне подходит к следам от инвалидной коляски! – Обнял Веру. -  У меня здесь работает мой один  знакомый в прокуратуре. К кому-то  же я ехал, в Городок ? Приехал, как выяснилось, - веселясь, - к тебе! Завтра собираюсь к нему съездить ещё! Сегодня уже поздно. Хотя ?  Попытаюсь-ка я, на дому, что-то узнать у него, самого. Схожу к нему в гости! Если ты не против ?  Завтра ?
- Нет, конечно, я тебе доверяю во всём. 
Он читал газеты, тихонько наблюдал за Верой, которая собирала вещи.    Вера почувствовала на себе взгляд Андрея,  подошла. села рядом к нему спиной к окну, обняла Андрея, уткнулась в его плечо:
- Неужели это не фантазия?
Андрей глянул в окно. И захохотал громко.
Вера, не понимающая в чём дело, оглянулась и увидела такую вот картину.  За окном   медленно-медленно, как бы паря в воздухе, спускался какой-то мужчина с ведром в руке, на каком-то тонком, совершенно невидимом, тросе.
Вера от удивления открыла рот и уставилась на мужчину. А потом захохотала вместе с Андреем.
- Ну и  « фантазии» у тебя! Это же надо! только сказала! И вот! – Андрей обнял её, ещё улыбаясь. – Надею искренне, что это – точно  - не твоя фантазия…
- Я же совершенно забыла! Это ремонтируют мне крышу! А сегодня, так и покрасили её, наконец!
Они продолжали хохотать как дети.
-  Ну, фантазёрка! Ты собралась? – Он встал, подавая руку. - Может, поедем? А то скоро Арина заждётся у библиотеки.
- И то! – Согласилась Вера. – Уже, от разговоров, мужики в окна влетать начнут!
Они вышли из дому, подобрали Арину возле библиотеки и поехали.
По  дороге   Вера стала спрашивать у Аринке, где она была ночью, а то мама её волновалась очень. Аринка ответила, не зло, но растерянно как-то,  что это её – дело. И, что она уже не маленькая.
- Ну, конечно же, не маленькая! - Согласилась Вера, охотно, – Именно поэтому, предупредить маму и стоило. Ведь она места не находила от волнения. Ты была у Николая? – Аккуратно спросила Вера.
- Да. -  тихо ответила  Арина.- Вы только мамке не говорите. А то невзлюбила она Колю.- Ну и что из того, что  он старше ? Мне с ним интереснее, чем с пацанами моего возраста. И… Он надёжный! Несокрушимый какой-то...
- А ты знаешь, чем он занимается?- Спросил Андрей.
- Вроде консультирует, по вопросам безопасности, - отозвалась девушка. – И во многих фирмах доли имеет. Рантье! – Улыбнулась, вспоминая о нём. – Он себя так называет.
- Ну а кроме этого, ничем другим? – спросила Вера.
- Нет не говорил, – ответила девушка и замолкла, смотря на пейзаж из окна.
- Арина,  а Коля когда приедет? – спросила Вера.
- Не знаю, он говорил, что он завтра вернётся после обеда. – Ответила Арина.- А что такое?
- Да ничего,  просто я хотела отнести ему его рукопись, которую он оставил у меня в библиотеке,-  сказала Вера .
- Вы ему занесите завтра вечером, я ему скажу, когда он вернется.
- Хорошо, я так и сделаю, – согласилась Вера.

Подъезжая к посёлку, высадили Арину у дома, и поехали к себе домой.
-  Очень интересно ? - Размышлял Андрей задумчиво.  – Вопросы безопасности ? Доли в фирмах. Всё очень чисто и честно!
- Да! Наверное, так оно и есть ? -  Согласилась Вера и вздохнула. – Бедная девочка! Не знает всего.
- Погоди, пока, вздыхать. Это мы не знаем, ещё, всего. А принимать на веру, пусть и привлекательную, но  догадку, мы не станем, - сказал  Андрей.- Я, завтра утром, поеду. Разузнаю. А ты, если вернётся Николай, и правда, сходи к нему в гости. Реальность, не мне тебе говорить – разная бывает! Неожиданная!
- Хорошо бы! – Улыбнулась Вера.
Они поужинали, просмотрели  газеты…..

            … Андрей, назавтра поехал в город один. И набрал номер человека, который, собственно, и пригласил его в Городок. Бывшего своего «афганского» пациента Антошу Пушкова. Здоровенного сержанта- десантника, По-прозвищу «Пушок»…. Андрей  его тоже славно заштопал, спасая от проблем с возможной потерей ноги. Теперь Пушков работал следователем местной прокуратуры.
Андрей, когда Вера, так неожиданно попала к нему в объятия, шёл как раз  к «Пушку». Но не дошёл. Потом, покупая продукты, он созвонился с Антошей, рассказал ему о встрече с женщиной. Пообещал непременную встречу. И вот! Час встречи пробил! Правда, слушая в трубке радость Антона, Андрей ощущал себя, всё же, сволочью. Но Антоша, как часто бывает с сильными и добрыми людьми, не затаил обиды. Напротив! Из мобильника гудела радость! Да и на дне рождения Антон был. Все, что надо увидел!
- Ну, док! Молодца! – Прихлопнул он, в тот вечер, у костра, своего  «дока» тяжёлой рукой. – Самую лучшую нашёл!...
Так было на празднике. И теперь Андрей, просмотрев повтор новостей НТВ, набрал номер телефона Пушкова с тяжёлым сердцем. Что-то говорило ему, что не надо лезть в это дело.
- Привет Антон! – Бодро начал Андрей.
- Приветствую после праздника? Планету не укачало? -  Поинтересовался Антон Пушков.- А то…. Я ещё в отпуске. И могу помочь «подлечиться».
-  Нет! Планета, так устойчива что стоит и качнуть слегка. – отозвался Андрей слегка игриво-иронично.- Да, и уж прости, тема одна всплыла, нежданно-негаданно .
- Ясно, док! – Серьёзно отгудела трубка. – Пушок – птица сообразительная и реактивная. Сейчас на машину. Ты у Веры?
          - Да.
- Еду.
- Адрес…
- Её адрес и Бегемот знает . Хоть последняя книжка которую он прочитал – «Букварь»! Она же первая! – И трубка загудела.
Жил Пушков, видимо не далеко. И явился быстро. Впрочем, тут все живут рядом. Пушок со дня рождения  Николая не переменился. С Афганистана чуток поплыл. Однако не зажирел безобразно. В Афгане, они все десяток кило скинули. Так что Антоша был в норме. Обнялись  в тесноватой для гостя прихожей. В гостиной, разошлись. Андрей пригласил садиться. И сам, было на кухню! Но Антон его стремительно, длинной рукой, остановил.
- Стоп, док! Мы, оба в гостях. У женщины, заметь.  Потому, храня её  репутацию, пить-гулять, здесь не станем. – Уверенно прогудел.- Даже если вы завтра под венец пойдёте. Один ты - мужчина! Её личная жизнь! А мы штука тонкая и серьёзная, – удовлетворённый   тем, что Андрей остановился и слушает. – Тем более, что хозяйки нет. Потому, мы, либо едем ко мне, либо за город. И там я слушаю и темы и вариации.
-  Я, строго говоря, ехал, к тебе, в Городок… – начал  Андрей, не торопясь, подробно с самого начала своего пребывания в Городке.
  За это время они успели спуститься к машине Антона. Крепенький японский внедорожник ожидал их, нагружённый шашлычными принадлежностями и аксессуарами, в виде, устрашающих размеров, шампуров, изрядного количества вина, вполне приличного. В общем, Антон Пушков был полностью готов накормить и напоить своего дока.
- Ого! – Вскинул брови Андрей, на японского скакуна. – Крепко живёт в провинции прокуратура. – И  к шашлыку всё готово?
- По пути прикупил готовое мясо и вино, - не моргнул  Пушков. – А насчёт «крепко живёт»? У нас в городе и районе удалось создать общественное мнение, что чиновник должен быть малочисленным и сытым. Тогда он дорожит своим местом и работает, а не ищет наживы. – Антон уже садился за руль. – Вот что Андрей Владимирович я вам скажу. Вы меня в Афгане вернули на этот свет. Как и многих! – Жестом, остановил он ответ, выезжая со двора на улицу. – Сейчас мы едем в одно хорошее место. Друг уехал в командировку и оставил мне ключи от дома за городом. Там мы пьем вино, радуемся, жизни и перетираем вашу «тему». Вы бы женщине своей прозвонили. Предупредили, что уехали со следователем Пушковым вино пить и следствие вести. А уж потом, не на трезвую голову, мы разберёмся с моими взятками и прочими доходами! – Весело, глядя на сконфуженного Андрея. – Да я, док, не обиделся? Просто Вы, с нашей знаменитой писательницей, сочинили целый детектив. Поражённые, метанием в цель. Очень, кстати, крепко всё связали!  - Кивнув Пушков одобрительно. – Однако, Вера давно в городе не была. А приехав, ничего толком не узнала о нашей нынешней жизни. Вы вообще - человек новый!  Свежий взгляд полезен, конечно. Но прикинем, ситуацию в целом, чтобы решить, кого и как ?, судить.
- Вот потому, Антон, я тебе так неловко и позвонил. – Согласился Андрей. – Сорвал с семьи...
- Семья оздоровляется на тёплом море, в Крыму.  Я выходной, после дежурства. И в запасе два отгула. Потому, помогу, чем смогу. Тем более тема актуальная. Дело есть. И версия ваша… - не неожиданна, – они,  пролетев короткий кусочек трассы, свернули в лес. – Мы будем по другую сторону озера, – пояснил Антон.- Версия с Николаем Ивановичем рассматривалась, как мне известно.
- Вот, даже как? – Не удивился Андрей, скорее гордясь, что Вера, так легко, зацепила проблему.
Машина медленно пробиралась по довольно плохой дороге, среди хорошего, вполне дремучего леса, почти скрывшего небо, сходящимися, где-то далеко наверху, вершинами елей. Андрея всегда радовала такая, мало тронутая природа. Он, даже сквозь рокот двигателя, слышал, как там, у дома будет тихо.
Дом вынырнул навстречу, из-за поворота, неожиданным прибрежным простором, всё того же озера. Царившего тут везде. Казалось, что не лес окружал его, а озеро окружало всё вокруг. И от этой зеркальной красоты исходило небесное сияние, освещавшее теперь, и это чьё-то диковинное жильё. И от сего жилья веяло детским восторгом  от жизни. Диковинные птицы и звери глядели с резных наличников и ставен. Внутри, тоже резная и плетёная мебель, картины на стенах. Светлых чистых цветов неба, солнца, травы и листвы. И Озеро! Оно и тут, в творчестве этого неизвестного хозяина, царило. Отражая мир и радость в его душе! Андрей на некоторое время, выпал из мира, заворожённый этим искусством неизвестного ему человека, умеющего, столь светло и радостно видеть мир.
Вернул его к жизни голос Пушкова.
- Что? Понравился теремок? – Антон стоял на пороге комнаты. – Это моего приятеля-однокашника домик. В школе мы, вроде  не были дружны. – Пожал плечами. – А вот теперь, он меня этой красотой увлёк. Вот и храню, когда уезжает. Чистой и весёлой души чудак! – добавил  Пушков. – Его и во Франции. Испании, Италии выставляют. И покупают. А раскрутил художника, кстати, Николай. У него маски африканские есть. Наш посмотрел. И вырезал своих страшил. Из наших лесов. По мотивам. Николай обрадовался и попросил показать знающим людям. Мол, чувствует, что в этом что-то есть, но надо показать профессионалам. Ну и покатилось! Теперь – мировая знаменитость!
- Чудесно! Это же, в наше не очень светлое время – окошко в небо! – Приговаривал Андрей,  переходя от картины к картине. – Чудо! Спасибо, что ты привёз меня сюда. Как воды родниковой напился! – Остановился у портрета, -  Вера?
- Да. – подошёл Антон -  Это набросок. Окончательный вариант он ей отдаст.
- Замечательно, А я хотел уже ей звонить, знакомить.
- Городок-то - не велик! – Улыбнулся Пушков.- Все - всех знают! – Приобнял Андрея за плечи. – Шашлык прокиснет. Забудем, что хотели? А на теремок ещё насмотришься! Мы тут не на час.
Мангал горел. И надо было подождать, пока дрова прогорят до угольев жарких. Антон налил вина. Сам-то предпочитал водку, но из-за уважения к доктору своему, пили вино.
-  За встречу! – Произнёс бывший сержант- десантник. –Здоровых , благодаря тебе, док, людей!
Выпили, травкой закусили. Присели. Антон следил за огнём. Андрей стал резать овощи. Сказав, что уж резать он умеет.  Слово за словом, вернулись к  Николаю.
_ Знаешь, док! – Отозвался Антон. – Мы и раньше в афгане, знали, как, наш капитан с ножом управляется. И, когда, впервые, такое убийство случилось, я  - первым подумал на своего бывшего командира, - он налил ещё вина, уже под разговор. – Я работаю честно. И человека, лишь потому, что он - «афганец» не жалел, И сажал. Но с Николаем Ивановичем не так всё просто. Он подполковник  спецназа ГРУ! Военная разведка. Диверсии и ликвидация, тоже. Ваша версия, основана на шуме в прессе и вилке в мишени. Цену жёлтым газетам мы знаем. Цену  профессионализму Николая тоже. Ты говоришь, что Вера сейчас анализирует прессу, - он заглянул в мангал и добавил ещё берёзовых чурок.- Я, как ни странно, допускаю, что вы принесёте нам доказательства его вины. Бывает! Дилетантам везёт! У нас глаз «замыливается». И я  отвезу ваши доказательства в «область». Посадим мы его! – Пушков согласно кивнул. –Это - справедливость. Безусловная и сияющая! Только, док, есть и другая справедливость.
И потёк рассказ о том, как Николай приехал в Городок. И начал работать. Приехал с деньгами серьёзными. Чёрная Африка, ему хорошо платила. За спасённые жизни, за неизбежные смерти, за охрану национальных парков, за мир, за войну. Платила и учила! Не убивать без нужды. Договариваться. Ставить людей на свои места. И дома, увидев беспредел и бардак, он тоже начал с простых вещей. Договариваться. Ставить людей на свои места. Сначала, помогал тем, кто уже что-то делает. Потом тем, кто хочет начать. Потом помирил фермеров и колхозников. Потом…
-… этих «потом» можно сотнями перечислять. – Остановился Пушков. – Вот тебе в глаза бросилось, машинка моя. Ты не видел на каких джипах сельские участковые катаются. С компьютерами, со связью спутниковой. У нас в Городке принята, теперь, правоохранителей на  внедорожники сажать! Чтобы доехали до места, происшествия без буксировки.
- Чудеса! – изумился Андрей искренне.
- Нет, не чудеса. – Антон покачал головой,  отрицая чудеса. – Нет. Оказывается, норма. Он научил людей говорить с властью. Требовать с неё!  Понимаешь? Мы сошлись, наняли юристов и на каждое «Нет» от чиновника, следует наше аргументированное «Почему? Как? Когда?». Понимаешь? Общества, объединения, ассоциации и кооперации. Вместе, по закону. Чиновник перестал бояться потерять должность. Общество, давало ему шанс! И дело пошло! Отняли молодёжь у преступности. Спорт! Развлечения-увлечения! Всё, что в рамках закона – может и хорошо! – Налил вина. – И следят за этим с трёх сторон! Общество, власти и… преступные «авторитеты». Их загнали в «экологическую нишу…»
- Куда?! – Удивился Андрей.
          - Казино, ночные клубы, экстремальный туризм.- улыбнулся Антон. – Страсти человеческие и слабости удовлетворять. Но на виду? И, более или менее, честно.
- Чтобы не загонять проблему под пол? – спросил Андрей. – Как при  «советах» бывало.
- Фурычишь, Андрей  Владимирович. Потому-то, я не стану давать ход делу, даже, если вы мне репортаж телевизионный от НТВ принесёте, где Николай Иванович кого-то ржавой ножовкой режет. Хоть это и будет нарушением тех принципов, по которым он нас жить убеждает.
- Потому, что, всё ещё, убеждает?  - Не то спросил, не то констатировал гость.
- Вот именно. – кивнул Пушков. – Потому, что ещё надо убеждать. Не как Пётр 1 – через колено ломая! А нормально. Не торопливо и убедительно, делая своё дело, - начал насаживать мясо на шампуры. – Он как-то собрал своих знакомых и людей, что готовы были за ним пойти, на берегу озера. Там где был день рождение. И, покуривая свою тысячедолларовую трубку, говорил не торопливо и терпеливо с нами, - первое мясо легла на мангал, - о том, что мы должны стать государством. Делая, каждый своё дело…
… О том, что люди, живущие в стране, нанимают чиновников, чтобы они управляли делами. Но хозяевами остаются граждане. Если они ведут себя, как хозяева. Спрашивают строго с управляющих,  следят за исполнением. Тогда приходит момент превращения толпы в общество. А некой территории в государство. Где люди-общество дают власть тем, кого считают достойными. Что и императоры-дикторы тоже – наняты  обществом на определённый исторический момент.
- Ты на дне рождении видал, наверное, нашего местного «авторитета» Бегемотова?
-Толстяк из «Мерседеса»? – уточнил Андрей.
-Да! – кивнул Пушков,- вот кого надо сажать и не выпускать. Отвратительный тип! Он в школе только вашего «подследственного» уважал-боялся. Это для него одно! Уважать – значит бояться. И наоборот! – Антон полил мясо на огне вином. – Потом в тюрьме посидел разок. И в наш Городок вернулся очень крут! Да с полномочиями от сильных и реально авторитетных людей. И пошло-поехало! Николай Иванович тогда в Афганистане трудился. А Бегемот  тут!
-Каждому своё? – прокомментировал Андрей.
-Вроде того,  - согласился следователь. -  Пищевая пирамида. Бегемот – паразит! Николай – высший хищник!- усмехнулся. – И вот, когда лев вернулся, началось очень интересное кино. Бегемотовых громил, пару раз отшили ребята Николаем приглашённые. Я же говорил, он   всех ставит на свои места.. Или позволяет найти своё место.- Налил ещё.- Бегемот ему стрелку «забил». Чтобы показать кто в городе хозяин! – весело. На трёх «бумерах» прибыли. А Николай с Женей на своём «Додже» грузовом. Шпана высыпалась из машин. Автоматы, пистолеты! Страсти-мордасти, как в кино! Женя Николая,  не торопясь, выгрузил. Николай вынул свой « Стечкин». У Жени такой же Он взял Николаев пистолет и с двух рук, всю кодлу бегемотову на прицел взял. А Николай к своим оппонентам, спокойно так.
- У  Жени сорок патронов в обеих руках. Вас тут – Много меньше. Потому, мы с Бегемотом говорить сами будем.  А вы не дёргайтесь, Евгений парень нервный. Пальбу начнёт – мало не покажется, - и поехал к Бегемоту навстречу.
А дальше произошло  такое, что Николай и дня не прожил бы, если бы Бегемот не был бы трусом. Он сразу к Николаю с претензиями. Мол, мешаешь брать то, что люди за покой платят. А Николай, в ответ, резонно:
- Ты, Мишаня, давно начальником милиции назначен? – Весело так. - Граждане им налоги платят, чтобы  покой охраняли. По закону. Мне, тоже по закону  платят, как охранному предприятию. А тебе, зачем платить должны? Ты кто такой?
- Я на «город» Обухом поставлен. – пояснил Бегемот.
-«Авторитетом» вышестоящим? – уточнил Андрей.
- Да .- кивнул Пухов,- А Николай предложил Бегемоту уйти с «должности» в противном случае он   его тут же снимет. Миша- Бегемот спросил, едко так, как это  он  делать собрался? Николай взял свою трость из Африки привезённую, резную. И одним ударом опрокинул 130-тикилограммового мужика. И бил его лежачего, минут пять. Всё! Бегемота не стало! Как был шестёркой, так и остался. Даже отомстить не попытался. Понимаешь?
- Трус. – задумчиво ответил Андрей, поглаживая седеющую бороду. -  И понимал, что за Николаем стоят большие люди. И теперь он  «на город»  поставлен. Ну и  сломался. Николай его, мне говорили, еще в школе бил.
- Всё вместе, - кивнул Антон. – Только Николай Иванович город  «не взял». Он его на ноги поставил. Убедил, что можно, честно работая, хорошо жить. Он – консультант по вопросам безопасности. И акционер. Понемногу, в десятке фирм, в Городке. Он свои деньги в экзотических странах заработал. И теперь хранит их  «сберегательных  кассах» в Швейцарии.
- Паханом не стал, значит? – Не то спросил, не то подытожил Андрей.
- Зачем? – Спросил-ответил Антон. – Он всегда был неформальным лидером. Позиция, дающая максимальную свободу действия.
- При минимальной ответственности, - усмехнулся Андрей.
-  Ну почему, док? – Пушков пожал широченными плечами. – Побить могут. Неформального-то. Он работает. И отвечает за результат. Ведь безопасность – не только охрана. Это, если обобщить – нормальные  условия для жизни человека. Вот он городок наш и проконсультировал…
Много, ещё рассказал Андрею Пушков. Потом пили вино.  Ели прекрасный шашлык, купались в озере. В общем, день насыщенный и славный получился.
К вечеру, уже на обратном пути, Антон сказал, что самое большое преступление совершили те, кто много лет учили Андрея убивать и разрушать. А потом  выбросили за ненадобностью. Вот они-то и преступники. А версия? Хорошая версия. Но придут они с нею к нему, Антону Пушкову. Он её примет, заявлением от граждан. И положит в сейф. И никому не покажет.  Потому что Николай Иванович приносит реальную пользу родному городу и стране. А те убиенные, лишних, лет по пятнадцать, на этом свете задержались. И, погибнув, очистили от себя планету. Да и улик-фактов мало….
Поздним, но вечером, подкатили к дому Веры. Почти трезвые. Полные природных ощущений и воспоминаний.
- Всё, док! – обнял его у подъезда Антон. – Встретил тебя. И хорошо на душе. Хоть и разочаровал тебя, как слуга закона! Знаешь, ты прими приглашение Николая Ивановича! Он и вправду, под тебя клинику выстроит, – махнул рукой. – Сами решайте…
Сел в машину  и уехал.

Вера провела весь день в библиотеке, читая газеты, журналы и бродя в «нете», подбирая всё, что можно найти об этих преступлениях. Собрав, к концу дня, довольно много «Сокровищ». Потом. Она быстро свела всё в компактный документ, со ссылками на источники. Из которого выходило, причём объективно, что неизвестный киллер очень походил на Николая. Пришла домой, прибрала квартиру, легко поужинала. И стала ожидать Андрея с его встречи со следователем.

Андрей несмотря на загородные шашлыки, появился не поздно и вполне трезвым. Из чего следовало, что они там не столько пили, сколько говорили. Что, само по себе, обещала, что угодно!
Андрей обнял её в прихожей и , избавившись от обуви, повёл в комнату. Где упал, со стоном на диван, увлекая Веру за собой.
- Мужчина вернулся с охоты! – Не распуская объятий, прорычал он.- Охота на следователя – дело трудное, даже для лесного человека Андрейки. Дрова, однако колоть, легче. Чем следователя допрашивать. Бедный Андрейка! Но не ленился! И добыл!!! Даже не мамонта! Истину в вине поймал! Вот как Андрейка ловил!
И устроившись на диване, поудобнее, стал подробно рассказывать. То, что слышал. И то, что думал. Потом, вместе читали «реферат», Верой приготовленный.
А потом, сопоставив свои «сокровища» они сели и долго молчали.
- Вот она , какая. Истина-то! – Тихо, шёпотом прокричала Вера, подхваченная Андреем. – Все правы! – И никто, даже убийца не виноват!
- Именно,- согласился Андрей очень серьёзно. – Никто не виноват. И все виноваты. В том, что позволили с собой такое делать. Годы и годы, делать. И теперь, чтобы стать нормальным человеком, надо к этому праву пробиваться. Через кровь и грязь! С боями!  Всё у тебя в бумагах - правда.  Ножи бросал «несомненно, человек, имеющий специальную подготовку и большую силу…Удивляет, тем не менее, что нож брошен снизу вверх…» Конечно. Ведь в коляске он сидел. И следы от двух велосипедов? Они ставили на коляску колёса от велосипеда. Но и Антон прав. Город живёт нормально.  –  Андрей умолк.
Тишина повисла вместе с тёмной кисеёй сумерек. Надолго повисла. Потом, Вера, положив голову не грудь Андрею, нарушила тишину:
-Надо мне наконец, принять приглашение   Николая. И показать ему всё!  Про рассказ ему хорошие слова сказать. – Она промолчала. – И честно жить дальше! Понимаешь?
- Понимаю. –Андрей поцеловал её. – Зло , в любом случае, должно быть названо злом. Мне,  правда, кажется, что он  и сам всё назвал… давно. Но сходи…

Наутро  Вера поднялась очень поздно, даже для себя. На скорую руку приготовила бутерброд, запив крепким кофе. И стала заниматься домашними делами. Из  головы у неё не выходил Николай.  Он был для неё притягательной загадкой. Его рассказы о путешествиях, волновали, завораживали, будили воображение. И ей хотелось понять этого человека, такого обаятельного! А теперь, ещё и пугающего! И разгадать, наконец, его загадку! Которая, как ей казалось, всё же, была!
Но Вера, пока, не представляла, как подступиться к нему, умеющему скрыть, надёжно, всё то, что должно быть скрыто?
Она выглянула в окно,  увидела машину Николая . Он проехал мимо её дома. И она решила вечером сходить к нему в гости. Отнести, утерянную им рукопись.

Вечером она взяла баночку вишневого варенья и  пошла к Николаю.
Увидев двухэтажный дом, Вера удивилась, и как он на второй этаж  забирается.
Она толкнула калитку,  и очутилась в большом дворе, засеянном газонной   травкой... Дом казался величественным. Во дворе ей встретилась Арина.
Добрый вечер, я принесла Николаю рукопись. – Поздоровалась  Вера,- А что мамка сильно ругала тебя?
- Да нет! Только побурчала немного.
- Она же переволновалась сильно.
-  Да, я понимаю её! Проходите! Коля ждёт Вас. Я ему сказала, что Вы к нему собираетесь
-Пошли. Как тут, однако ? – Огляделась Вера.
-Хорошо? – Спросила Аринка,  проводя Веру, на второй этаж, на небольшую терраску над верандой, вся оплетенную виноградом.
Они прошли через холл в кабинет-гостиную Николая, она находилась на первом этаже.
Это была очень просторная комната. В одном углу находился мягкий кожаный уголок, в другом  стоял компьютер, большой письменный стол, и печатная машинка на нём.  Вдоль стены был большой шкаф с книгами. И журналы лежали-стояли на полках.  Вера удивилась, когда увидела здесь полные собрания сочинений Толстого, Гоголя, Лермонтова, Пушкина, поэты ,,Серебряного века,, . Вере, как-то не верилось, что это всё, нужно бывшему наёмнику.
-Проходите, пожалуйста! – Николай сидел за машинкой, и что-то быстро печатал.
- Извините, я, наверное, помешала? -  Смутилась Вера.
- Нет! Вы, ожидаемая гостья, не помешали! Это я, в ожидании, немного баловался словами. Аринушка говорила, что Вы принесёте мою рукопись.
- Да, вот она.
- Большое спасибо, что вы нашли ее, - он кивнул и неожиданно предложил. – Давай перейдём на «ты» ?  Всё же учились в одной школе.
- Давай! - Улыбнулась Вера.
- Ну и отлично.
Вера подошла к столу, где лежала стопка фотоальбомов.
- Можно ? - Спросила, Вера, машинально взяв один.
- Извини, но не все! - Николай подъехал к столу и рукой снял верхние альбомы, пересмотрев их, некоторые отложил в сторону. - Вот эти можно.
- Спасибо, - Вера взяла альбом.
        -   Я ушла! – Сказала, вошедшая Арина. – Смотрите, ведите себя хорошо! Непременно измени мне с тётей Верой! - Она чмокнула Николая и убежала…
         -  О чём это она ? – Удивилась Вера.
- Дерзит, наверное ?  - Пожал плечами Николай.- А мы, сейчас, пойдём на террасу пить чай. Может коньячку? К чаю?- Спросил Николай – Потом посмотрим альбомы.
- С удовольствием,– согласилась Вера.
        Они вышли  на террасу, которая была тут же на втором этаже, захватив с собой графинчик водки и коньяк.
        Вера села в плетёное кресло за круглый столик, поймав себя на мысли, что ей, всё это, нравится. Николай поставил водку и коньяк  на стол. Здесь было всё  приготовлено к чаю.  На подносе было  варенье , которое Вера принесла. Конфеты, печенье, тонко нарезанная ветчина, колбаса. В углу террасы вскипел чайник.
- Давай я чай налью, - предложила Вера, подходя к чайнику.
- Пожалуйста, - ответил Николай. – Будь, как дома.
- Тебе налить? - Спросила Вера, наливая себе чай.
- Нет, попозже! Я водочки, с твоего позволения, выпью. Тебе коньяк?
-  Да, пожалуй, - согласилась Вера. - Арина сказала, что  тебя не было.
- Да, пришлось отлучиться. Дела.
Николай  налил в рюмку Вере коньяка, себе стопку водки.
- Ну за тебя! – Он опрокинул стопку в себя, лихо и с аппетитом. – Спасибо, что принесла рукопись! – Он подал ей лимон. - Я думал, что уже не найду её. А где мой доктор?
-А поехал!  Тоже по делам, сегодня должен вернуться поздно.
-Ну! Ещё раз, за нас! – Николай налил по второй рюмочке.
Вера только пригубила, уже согретая первой. И внимательно смотрела на Николая, пытаясь понять, чем он так притягателен ?
Внезапно подумала, а что Людка интуитивно ревнует Николая к Аришке. Ведь Николай  ей очень нравился, а он не обращал внимания на неё.  Вот она и срывает зло на Арине, сама того не ведая.
-  Коль, столько разговоров про Арину, что она тебя спасла… Не расскажешь ли мне.
- Хорошо, расскажу. Как сейчас помню нашу первую встречу с Аришкой…
         …  Николай сидел на берегу  озера, на своём любимом месте, куда он часто приходил подумать, поразмышлять.  Мысли у него были не весёлые. Он думал, как докатился до такой жизни ? Там, откуда он вернулся – он был, ну… почти, своим… А дома, где всё своё – чужой! Почти враг!...
И вдруг сзади себя услышал нежный голос:
-  Я вам не помешаю ? Вы такой грустный….
Николай оглянулся, и увидел девчушку лет 18. Такое хрупкое  белокурое создание, очень стройное и симпатичное. Большие голубые глаза  глядели  на Николая, с почтением.
- Да нет, садитесь рядом. Погрустим вместе, – Николай почувствовал тепло, исходящее от девушки. И очень захотелось, чтобы она села рядом. – А как зовут, вас, прелестное создание?
- Арина, -  ответила девушка просто.  -  А я вас знаю! Вы учились вместе с моей мамкой. Она мне рассказывала про вас.
- Чьё же вы, прекрасное дитя ? Не Людмилы ли ? Вы очень на неё похожи!
- Да, это моя мама.
- Надо же, как годы бегут! – Николай опустил трубку. - Кажется. сами в школу бегали недавно. А уже дети какие молодые! А мы… старые!
- Вы – зрелый, – поправила Аринка.
- Спасибо! – От души рассмеялся Николай – Не пожалела!
        И ему внезапно стало легко и хорошо. Как будто бы груз отпустило с души.
-  Я вас здесь часто вижу. Из компании у костра, – она кивнула в сторону этого самого костра.
-  Да, я  часто здесь бываю. Люблю смотреть на воду,… она успокаивает. И раньше, в вашем возрасте, тут сидел. Думается у воды хорошо! – Он обнаружил, что она не ушла. - У любой воды! Океан ли шумит ? Речка ли бежит?

0

4

- Как и огонь! Я на огонь люблю смотреть, очень, - отозвалась Арина. – А вы и у океана бывали ?
         - У трёх, - кивнул он. – Я – тайна трёх океанов! – Зловеще прошептал он. – Как же вы, так, на меня набрели-то ?
Николаю очень нравилось, что она вела с ним очень естественно. Как то, смело и умело, не замечая его возраста и инвалидности.
- Шла, шла, шла и  Вас нашла! – Ответила девушка просто. - И решила узнать, отчего Вы такой грустный сидите ?  Вокруг, такая красота!
Николай посмотрел вокруг, и как будто бы очнулся. Вокруг было так чудесно. Солнце садилось.  И плескалась мелкая рыбёшка, прямо в солнечной дорожке, отливая на солнце золотистыми бликами. Вокруг была  божественная тишина. А воздух был напоен нектаром леса...
- Вы волшебница! – Воскликнул Николай. – Это Вы принесли сюда эту красоту!
Арина села рядом. Обхватила колени руками. И они проговорили очень долго обо всём. Облегчая Николаю душу.
         -У воды посидели. Много-много нового узнали. Теперь, поехали к людям! – Арина взялась за ручки кресла.
         -Не утруждайтесь милая, девушка, - остановил её новый знакомый, зажужжав мотором, непонятно откуда. – Я – привидение с мотором. Летать, увы, не научен! А так…
         И он, развернувшись на месте, покатил к костру.
         Остаток лета они провели вместе.
Им было легко, друг с другом. Они, как-то сразу, взяли верную интонацию. И можно было говорить обо всём! И можно было, как оказалось, всё…
         Они защитили, друг друга, от жизни, что вокруг, сочиняя и творя свою…
- Вот так Аринка вошла в мою жизнь… И спасла! – Закончил рассказ хозяин.
         На террасе было очень здорово. Вдали виднелся  сосновый лес, и пахло хвоей. Небо было усыпано крупными звёздами. Луна показалось из- за кромки леса. И светила особенно ярко. Было полнолуние.
Николай, свою третью стопку, медленно, вертя в руке, выпил не сразу, а как бы обдумывая или вспоминая, нечто. Глаза его, были жёстокими, как колючки, и Вере было не по себе от этого взгляда,  и она невольно поёжилась.
- Ты боишься? – Удивлённо заметил Николай.
- Да нет, просто прохладно стало.
Он сбросил с себя куртку, подъехал к  Вере, набросил ей на плечи.
- Уже осень пахнет! – Заметил он.  – И всё же – ещё одну…  -  выпил он, всё же, стопку.
- У тебя случилось что ?  Неприятности?  - Спросила Вера участливо.
- Да так! Глупость человеческая,- оживился Николай, вливая в себя водку. – Всё! И ничего интересного не случилось, - он закупорил графин. – Кстати, вот….
Николай включил телевизор, стоявший в углу комнаты.
Передавали последние известия,   как раз диктор сказал, что в самом центре Москвы произошло убийство! И вновь! Двое на велосипедах. Во дворе, где произошло убийство, обнаружены следы от шин двух велосипедов. Показали улицу, знакомый автомобиль-внедорожник. Где, сидят  Евгений и Николай.  Журналист подошёл к Николаю и сказал, что это - свидетель.
- Да, я видел двух парней, которые садились на велосипеды возле того дома и уехали, я проезжал мимо как раз. Вот и мой шофёр видел, - Николай, в телевизоре, кивнул на Женю.
Тут трансляция прекратилась и пошла реклама.
Николай увидел, что Вера подобралась вся, когда смотрела. Как будто бы, что-то ещё!, хочет услышать. Он заметил, что она исподтишка наблюдает за ним во время передачи, и спросил иронично:
         -Неужели тебя это волнует?
- Волнует! В той же степени, что и тебя, – отпарировала она, внимательно всматриваясь в Николая. - Да ты у нас знаменитостью стал,- добавила Вера.
- Ну, это совершенно случайно, - ответил Николай.
- А ты не боишься? – Спросила Вера.
- Да нет, - ответил он, выключив телевизор. – И водку, тоже, пью редко.
-  Значит, Аринке повезло….
- Это мне повезло, - поправил он. - Она меня греет. И свидетелем быть не боюсь.
- Ты их видел. Они могут и убрать, свидетеля? – Спросила Вера.
- Эти страхи мы уже проходили, - спокойно отозвался Николай. – Меня убивали! Я убивал! – Николай пожал плечами. – Страна, которой уже нет, научила меня убивать. А потом посылала убивать. И учить этому других! Понимаешь ? – Он глядел на Веру серьёзно. – А потом, чинуши от разведки, бросили меня посреди Африки. Одного! Посреди революции, - говорил он, не торопясь, намазывая хлеб маслом и икрой. – Посреди грязной африканской революции! А я не погиб! – Он с аппетитом откусил от бутерброда.
- Вот как ?  Я бы не сказала бы этого! Кто-то, всё же, погиб! – Вера улыбнулась. - И до сих пор убиваешь? - Спросила она осторожно и настороженно.
- Вот так, значит ? Н-ну, что же… Переход на ,,Ты,, обязывает, видимо, быть честным.  Убиваю, – он улыбнулся, печально. – Во сне! - И в  глазах промелькнула такая застарелая грусть, что Вера поверила этому человеку, и ей стало не себе…
- Я ведь раньше таким не был! – Продолжил он откровенничать. - И знаешь, что меня сделало таким? Жизнь.  Армия. Я ведь пошёл туда, чтобы не исполнять тупую, никому ненужную работу, не видеть каждодневных скандалов пьяного отца! Я,  ведь, если помнишь, хорошо учился, - он говорил ровно, с удовольствием вспоминая прошлое. - После десяти классов, легко поступи в десантное училище, Рязанское! Меня взяли в спецназ! И сразу же в Афган, в дурную, никому не нужную войну. Люда меня не приняла всерьёз! Вышла замуж за майора милиции.  Я из Афгана, тоже майором вышел! – Усмехнулся, смахнул икринки с губ. - Потом, после академии – Африка! Служил военным советником у разных наших ,,друзей,,! А когда страна моя исчезла, я остался один! Понимаешь ?! – Спросил он, глядя в глаза Вере, зелено и весело. – Совсем один! Нашёл ватажку наёмников. Я к тому времени подполковником уже был. Война! – Он горько усмехнулся.- Ведь оттуда никто со здоровой психикой не возвращаться. От неё лечиться надо! Андрей Владимирович, док наш, он знает! Многие спиваются! – Налил Вере, ещё, чаю. – Мне повезло! Я стал наёмником! Мы были сильной группой хороших вояк! И нас покупали за большие деньги! Я не считаю время наёмничества - потерянным. Я ребят, тех, что меня в команду взяли, многому научил! Не убивать, вот так, просто! Но не погибать. Ну а войну с браконьерами, вообще, себе и соратникам своим в заслугу ставлю!
Вера слушала эту исповедь, и думала, чего он всё это рассказывает?
Николай как будто бы прочитал её мысли:
- Ты думаешь, чего я тебе всё это рассказываю? Да не знаю сам. Но знаю, точно, ты меня не сдашь! Не такая ты, - покивал головой, на её протестующий жест. – Научился, немного, в людях разбираться… Мне – теперь-то я понимаю – повезло с Африкой и другими местами. Я заработал много! Достаточно, чтоб не попасть в рядовые бандиты. Не пришлось, как многим, ,,шестерить,, в охране! Моя швейцарская сберкасса, действительно, сберегательная!   
А Вера  сидела и думала, что если бы она тогда не отвернулась от него, а прочитала бы эту рукопись. Возможно бы, Николай и не  стал бы убийцей.
И она решила никому не рассказывать, так как чувствовала некую вину пред Николаем.
Они ещё пили чай с печеньем  и долго- долго разговаривали обо всём на свете. О поэзии, Николай читал ей свои стихи, рассказывал о своих путешествиях. Вера почувствовала его Аринку. Африку таких, как он настоящих мужчин.
Они пустились в воспоминания детства. Вспомнили школу, учителей. И  Вера вспомнила своё первое знакомство с Николаем. Она тогда училась в девятом или десятом классе. И жила  с родителями.
У них был большой двор.  И большой газон напротив террасы. И Вера решила положить  посреди на газоне  большую колоду, по типу   такого кресла, чтобы можно было посидеть, погреться на солнышке, позагорать.
Она вышла  во двор, оглянулась вокруг, ища, кого бы позвать на помощь, ну как назло никого на улице не было, и  она решила сама попробовать перекатить колоду. Ведь она только с виду была такая хрупкая. Но она была высокой и хрупкой девушкой. И поняла, что ей не справиться. И уже, решила было, бросить, но услышала сзади себя, с улицы, голос:
- Видимо, милая девушка, это вам все-таки не по силам. Разрешите вам  помочь?
Она вздрогнула от неожиданности, оглянулась и увидела очень красивого, не очень высокого парня, крепко сбитого, сухого, мускулистого. Волосы у него были тёмные, густые, немного вьющиеся, ниспадавшие волнами на плечи. Парень стоял и улыбался очень широкой, доброй улыбкой и зелёными глазами, от которых у Веры заколотилось сердце. Ведь «милая девушка» была цитатой из её любимого фильма «Обыкновенное чудо», который она готова была смотреть всё время.
- Ну, что же, если вам не трудно?- Пролепетала она. Она знала  этого Николая, но с ним не общалась. С ним всё время дружила Люда, её подружка.
Николай вошёл во двор, снял свою футболку  У него была красивый торс молодого атлета. От этого, открывшегося вида,  у Веры захватило дух.
- Я к Вашим услугам, леди! - Лихо отсалютовав, сказал Николай. - А  чего это мы - на  «Вы»?. Если не против, то на «ты» - проще. Как тебе?
- Я не - против, - засмеялась она, своим мелодичным смехом
- Куда прикажешь перекатить? – спросил он, играя мускулами, берясь за колоду, легко, как мячик, перекатив её на середину газона. - Вот и всё, Милая девушка, садись и загорай.
И она  тогда, на радость своему отцу- врачу, решив заняться собой, пошла в кружок бального танца и в бассейн…
        -Как там колода … лежит ещё?
- Ты её, разве не забыл?  - удивилась Вера , что воспоминания об одном и том же совпали.
- Ну, разве можно забыть такую очаровательную девушку в коротеньком  платьице, которая, так мило краснеет, при виде обнажённого мужчины ?  Такие, уже тогда, не часто встречались…. Я ведь хотел с тобой о Достоевском поговорить. Ты ведь его, тем утром, читала. Я увидел книгу у тебя. И хотел попросить ее. Но ты тогда так трепетала, что я боялся  заговорить с тобой. Опасался, как бы в обморок не уронить.
- Да, когда это было… ?  Мы вот с девчонками, собрались у меня, на днях и думали - с нами ли, это всё, было ? Или нет? Как быстро летит время.
- Да!! Неумолимо быстро! – согласился Николай.
- Коля, а можно вопрос?
- Конечно.
- Скажи,… а это, правда, что тебя бревном привалило?
- Да нет, - засмеялся он. - Не совсем так.  И не бревно, а так ветка отскочила, сбитая очередью… Правда, от баобаба… , - и, не став договаривать, махнул рукой.
Вера, видя, что он, вот-вот, снова уйдёт в себя, не стала расспрашивать дальше.
- Кое- кто обещал мне показать свои фотографии…. – переменила она тему разговора.
- Да, конечно,- он быстро  вернулся в комнату, и привёз  некоторые альбомы. Отобрал некоторые. И вернулся к Вере, поближе, чтобы пояснять.
Она стала рассматривать фотографии. Вот он в Африке…вот в Южной Америке… Ей понравилось, что он, даже там, где – командир - не заносчивый, а совсем простой, весёлый!
- Я тебя, наверное, отвлекла от работы?
-Да ты что ?  Очень приятно провести вечер в обществе такой милой леди, – улыбнулся он своей  юношеской улыбкой, от которой у Веры опять заколотилось сердце, как когда-то…
Она подошла к нему... обняла его. совсем не по- дружески… прильнула к нему всем своим телом. И хотела поцеловать. Ведь она обещала Люде, что соблазнит его. Но чувствовала, что происходит всё, не только по обещанию…
- Ну-ну! Не надо,- мягко осторожно отстранил её от себя. - У меня – Аришка! А у тебя – док! Он, поверь - очень хороший человек. Просто, вы ещё не решили – достаточно ли вы друзья ? Для семьи.
-Ну конечно, извини,- вдруг покраснела Вера как девчонка, - Ой, скоро он вернется, а у меня ключ от дома. И уже поздно очень! Мне пора.
- Надеюсь, ты простишь меня, за то, что не могу проводить тебя ?
- Да.- ответила она, поспешно, беря свою сумочку.
-Только не думай, что я не хочу. Скорее, не считаю нужным.  Можно потерять контроль, - он улыбался своей зелёной, шальной улыбкой. - И навредить трём хорошим людям. А этого делать не стоит.
- Нет, что ты! Я и сама доберусь!... Тут же совсем рядом!... Всего-то - через несколько домов! – Зачастила она суетно и смущённо. - Да и сейчас - полнолуние. Светло, как днём.
- И Гена с Чебурашками. наверно где-то  сидят в кабаке ещё.
- А я их не боюсь совсем – засмеялась Вера, уходя.
- Спасибо за варенье. А ты знаешь, я ещё люблю вишнёвое варенье с косточками. Оно напоминает мне детство, бабушку. И… знаешь ? Ведь любовь – она как варенье с косточками! Сладкая, а косточки, всё же,  выплевывать нужно! Это мне Африка рассказала!

           - У тебя была Африка! – Вздохнула Вера.
         
-- Африка строга была
           Как учитель геометрии.
           Но она меня смогла
           Выучить симметрии.

           Плюс и минус, зло-добро,
           Всё живёт в душе у нас!
           Верность или бес в ребро ?
           Ты раскрой, как ананас…

           Выброси ошибки все!
           Сладость мудрости вкушай.
           Из ошибок растут все
           Радости! Их засевай.

           - Стихи! – Обрадовалась вера. – Чьи ?
           - Мои, - опустил взгляд Николай. – Сейчас, вот, сочинил.
           - Подари! – Попросила Вера.
           - Бери, - отозвался автор, подавая блокнот и ручку, начиная диктовать…

Когда она подошла к своему дому, обнаружился Андрей, ожидающий её у крылечка.
Андрей увидел Веру,  подошедшую к дому, встал навстречу, обнял и поцеловал её….
-  Мы как подростки на свидании...   и Луна светит. Кажется, что мама выглянет в окно, и позовёт меня,- грустно сказала Вера, прижимаясь к Андрею всем телом. Андрей обнял её, и они вошли во двор.
Они сели  на террасе на топчан.
- Как хорошо здесь! Спокойно! Тихо…, – сказал Андрей, не выпуская Веру из объятий. -Ну, что ты узнала? – Спросил/ прижимая её крепче.
Вера рассказала вкратце, что ей удалось узнать…. И про передачу по НТВ.
-А знаешь, Коля все-таки признался, что он - киллер! Не сказал прямо. Нет! Но, - Вера вздохнула в объятьях, – его вины, в данном случае, мне кажется, нет… Судьба! – Вздохнула она.

- А, я  очень проголодался, - засмеялся Андрей. - Особенно съел бы тебя вместе с вишнёвым вареньем….
- Ну, тогда пошли в комнату, вишневое варение ждёт, – смеясь, вывернулась Вера из-под руки  Андрея.
Андрей пошёл за ней в комнату, и пока он приводил себя  в порядок
После поездки, вера накрыла в гостиной   журнальный столик, зажгла свечи, поставила фрукты,  нарезала колбаски ветчины, разлила по бокалам красное вино, варенье в розетках. Погасила верхний свет. Андрей вошёл в комнату, и засмеялся:
-Ух, ты! Красота! И в честь чего этот пир?
- В нашу честь! – Проблеснула Вера влажным взором. - Сегодня будем пировать до утра! Пока ты не уехал, – грустно сказала она, на глазах показались слезы, которые она очень хотела скрыть.
- Ну-ну не надо слёз! А то и я зареву медведем! И будет потоп на двоих! Общий, - он погладил её по голове. - Если ты думаешь, что мне хочется уезжать из этого милого, спокойного места, ты глубоко ошибаешься!  Я, из тех, что долго запрягают. Мне, наверное, надо ещё понять, что-то.  Может быть, всё то, что ты, видимо, уже поняла, -  Андрей обнял ее.
- Ну, такая перспектива меня устраивает,-  она улыбнулась сквозь слёзы, вспоминая слова Николая. - Не буду плакать.
-  Ты  у меня прелесть, мой ангел-хранитель, – заявил Андрей, целуя её в губы…
Они  подняли бокалы, смотря, друг другу, в глаза.
- За мою любимую! -  Сказал Андрей.
- За тебя! – Ответила Вера, чуть пригубив бокал.
Андрей допил до дна.
- А я не вижу вишневое варенье, – сказал Андрей, окидывая столик взглядом. – Неужели закончилось? – он облизнул губы.
- Нет, не закончилось. – Ответила Вера, смеясь и показывая розетки.
- Ну, тогда пошли в спальню, не забудь варенье захватить.
- Не забуду никогда. – Она вышла на кухню за вареньем.
Когда вернулась, Андрей уже был в спальне.
- Иди скорее ко мне, моя ненаглядная,  – послышался голос Андрея. Он уже был в постели.   – Я так гол и голоден!!
- Боже, мой, - притворно испугалась Вера, - А я ничем и не накормила тебя, бедненький мой медвежоночек.
- Ну, Раз  я медведь, сейчас я тебя съем,- нарочно басом заговорил Андрей
- Ой, как страшно, запищала Вера – запрыгивая на Андрея  в своём  очень коротеньком халатике, под которым ничего не было, и который просвечивал, аппетитный треугольничек. Внизу живота.
- Ну - с чего начнём – Заговорил Андрей – хриплым от возбуждения голосом – Наверно с самых аппетитных кусочков.
Он перевернул Веру на спину,  и,     шутя, стал покусывать   ракушку, которая была   между ногами.  Она  раскрылась полностью, и Андрей пил буквально сок из неё с жадностью голодного человека.
Вера невольно приподняла   её навстречу  Андрея. И застонала.
Руками, уцепившись за его волосы.
- Ммм, ты моя волшебница, – заворчал, настоящим медведем, Андрей. - Как вкусно!!
Вера засмеялась своим грудным серебряным смехом, похожим на колокольчик.
Тут она почувствовала, как он мягко входит в нее, и затрепетала ещё сильнее. Андрей поднялся выше, целуя на ходу всю её. Пупок, лебединую шейку, лицо, глаза, заметив в них такую благодарность и любовь…!!!
Нежные пальцы его теребили поочерёдно то один вишнёвый сосок то другой. Он не перестал двигаться в ней. Вера как бабочка трепетала под ним всем своим существом, под  Андреем. Он сводил её с ума, своей нежностью и любовью.
- Милая, милая, милая…- шептал Андрей чуть слышно, постанывая.
- Ооо, негодяй, ты мой милый, – в тон ему застонала Вера – Это божественно, Что же ты делаешь со мной?
- Люблю-ю-ю! – Прохрипел от страсти Андрей – и ещё сильнее задвигался внутри её.
Он осторожно перевернул её на себя, и она очутилась наверху.
Он поддерживал её за упругую попку руками, то, поднимая, ее то опуская. Она  держалась руками за его плечи, откинув голову назад.  Её волосы разметались по лицу. Глаза блестели каким-то особым блеском.  Кажется, два огонька горели в полумраке от страсти.
Она нагнулась над ним, и поцеловала его долгим поцелуем, долго не отрываясь от его губ. Затем она наклонилась так чтобы ее сосок был прямо над его губами. Он жадно схватил его ртом, прижал между языком и небом, посасывая, наслаждался волной, которая то прикатывала, то откатывала по всему его телу.
И тут  их начала бить крупная дрожь,  большая волна окатила их с головой, и Вера почувствовала огромный взрыв внутри себя. И она обессилено упала на его грудь.  И пролежала так очень долго. Андрей  всё гладил её волосы руками. Потом начал нежно гладить округлые плечи, руки, нежную грудь, сильные бёдра и крепкую попку. Вера начала приходить в себя.
- Ох, любовь моя, что же ты со мной сделал?
- Как что? - Удивлённо поднял брови Андрей – Я тебя обожаю.
-А варенье есть? – вдруг спросил он.
- А как же, медвежонок мой, сладкоежка, вон стоит возле кровати на тумбочки.
- Ну, тогда лежи спокойно
- Хорошо – засмеялась она.
Он нагнулся к тумбочке, взял в розетке варенье. Наклонился над Верой, и стал капать на неё  вареньем.  Сделал дорожку между двумя грудками, потом вниз покапал. Вокруг пупка обвёл, и ещё ниже капнул. Попалась вишенка, он положил её на бугорок.  Когда закончил рисовать, начал осторожно слизывать языком свою картину. Обвел языком вокруг сосков, Вера задышала тяжело, затем он обвёл языком вокруг пупка, Вера задвигалась ещё быстрее. Наконец-то Андрей дошёл к тому месту, где была вишенка, и стал медленно вынимать её оттуда своими губами. Вера уже извивалась под ним,  задыхаясь. Когда он достал вишенку, то вошёл в Веру ещё раз, сильно. Вера вскрикнула громко и замерла, от накатившей на неё страсти – волны.
Когда   они пришли в себя, они лежали обнявшись . Уже был рассвет. Они снова заснули. Это была их последняя ночь, которую они провели вместе.

На следующий день  они уехали в город, так как Андрею  надо было к поезду. Его отпуск подходил к концу. А Вере надо было через день выходить на работу. Вера провела Андрея к поезду.
-  Спасибо тебе большое! - Андрей поцеловал Веру в губы, – Я вернусь, когда…
- Не важно… - она помнила уроки Африки. - Я  буду ждать тебя….

                                       ***

Прошло пять лет….  Вера уехала   из своего городка, и продолжила  писать свои женские романы.  У неё была очень бурная жизнь.
Очень много произошло в её жизни.   У неё появился смысл жизни – их с Андреем дочка – Оля.  Девочка росла послушным небалованным ребёнком, несмотря и вопреки тому, что у неё всё было самое лучшее. Вера оставляла её с няней  - очень доброй пожилой женщиной. И старалась привить девочке доброту к людям.  Вера очень изматывалась! Презентации, встречи с людьми! Но она, прежде всего, много проводила времени с дочкой.
  Она часто вспоминала, свой уютный городок, подружек, Андрея. И думала, где он? Что с ним?
  Как-то, позвонила Ольге. Та, с, уж очень кокой-то!, радостью пригласила  Веру к себе в гости.
Вера, доверяя интуиции, быстро закончив всю неотложку в Москве, решила, недолго думая, принять  Олино приглашение. Собрав дочку ,она вернулась в свой городок….

          У  Андрея всё, после этой поездки, пошло плохо! Он впрягся, было, в работу, чтоб вернуться к Вере, построить просторный дом, где они будут жить вместе. Но банк лопнул, унеся накопления в небытие! Перестали поступать больные в клинику.  И он собирался рассчитаться со всеми делами.
Он сидел у себя в кабинете, в последний раз! И вспомнил, чего-то детство, школу, старшие классы. Как он в девятом, или десятом классе, спас учительницу от нападок душевно больной женщины, которая с топором пришла в класс, уж не помнит как! И но он остался один в классе с учительницей. Один! И заставил уговорами  женщину отложить топор, и когда отвлёк женщину, учительница тихонько вышла, а он может часа четыре разговаривал с больной женщиной, пытаясь понять что её привело к болезни. После школы он хотел поступать на психологию, но там был большой конкурс, И он  прошёл на хирургический факультет. Тоже мужская специальность. И в Афгане, когда, его ранило в руку.  И он не мог оперировать, пошёл в психиатрию работать.
Андрей  смотрел на портрет Веры, висевший на стене. Перед отъездом он встретился с  Антоновым  другом – художником, и упросил его продать тот набросок портрета Веры. Хоть что-то да останется в память об счастливо  проведённых днях…..   Тогда, покупая картину, он поймал себя на мысли, что хочет принять Николаево предложение - работать в Городке. И остаться с Верой. Всё шло к тому!  И Андрей, приехав к себе, собрался передать дела свои врачебные толковому мужичку… И навалилась работа! Это было хорошо. Андрею не очень хотелось начинать совместную, с Верой, жизнь – на её деньги. И впрягся в работу…
А потом, всё пошло прахом…
И вот Андрей сидит в кабинете, глядя на портрет. И решает, для себя, что-то…
Он сомневался, что его дружбы достаточно, чтобы они были счастливы! Тем более, что провозился он со своими делами, уже пять лет!
Ждут ли его ?
Простят ли, что так долго запрягал…
Надо ли появляться, исчезнув на пять долгих и обидных лет ? В течении которых, он, чего себе-то врать, тешил своё мужское достоинство. Пытался заработать на счастье с женщиной, которая давно заработала и заслужила счастье!
Вот уже который день, Андрей приходил в свой кабинет, глядел на портрет женщины, которую любил. И решал, решал, решал….
Он встал, подошёл к портрету ближе, встал, заложив руки за спину. Ему послышались шаги в коридоре, в приёмной, где уже никого нет.
Мало ли ?

- Ну что ? Стоишь ? Ну-ну! Постой! Тебе полезно! -  Послышалось у него за спиной. Андрей оглянулся, ещё не веря, но, уже узнав голос. Николай, как всегда пронзительно ироничный и весёлый, шёл по кабинету.  Сам. Чуть опираясь на свою резную африканскую палку. 
- Какие люди! Как ты тут ? – Воскликнул  Андрей радостно. - И читаешь мысли на расстоянии? Я же, почти о тебе, думал! – Обнялись. – Встал таки!
- Таки встал! – Глядя на портрет, произнёс. – Красивая женщина! Не правда ли, доктор ?
- Да… уж!!! – Андрей грустно подтвердил оценку, покивав. - Не сумел удержать счастье  в руках… Не сумел!
         - Я тут, уж прости, поинтересовался вашими местными делами, - начал Николай. – Н-ну, чтоб мысли читать правильно. Всё отлично, док! Вы разорены! И ищете работу!
- А что делать?... – Привычно уныло начал Андрей, оборвав фразу. – Да! Я разорён!
- Вот именно! – Подхватил Николай бодро. – Разорён и свободен, как ветер в степи! И я - ,,капиталистический спрут,, из кошмаров строителей коммунизма – закабаляю тебя! – Ловко завернул Андрея руку за спину. – Мир сходит с ума! А тут бродят унылые безработные психиатры-психологи! – Николай подтолкнул доктора пониже спины коленом. – Верёд! Навстречу счастью! И потогонной системе!
-Ты с ума съехал ? – С профессиональным интересом спросил Андрей. – Ты хочешь поговорить о счастье ?
- Оч-ч-чень хочу! – Отозвался Николай, отпустив руку Андрея. – Весь полет будем говорить о счастье. Может узнаешь, что-нибудь новенькое? Тебе нужно ведь живую Веру любить! А не портрет её! Я – не Калиостро, конечно! Не магистр! – Николай блестел зелёными глазами. – Но! В материализациях образов, кое-что кумекаю! Мы там, у себя, такой Городок отстроили! – Вынул из сумки конверт. - Кстати, это тебе  она  оставила перед отъездом Аринке, чтобы тебе как-нибудь передали. Хоть ты и не заслужил и этого письма! - Передал он Андрею конверт с письмом. – Читай уж!
- Извини, ради Бога! – Счастливый Андрей рвал конверт!
- Прощён! – Кивнул Николай. - Но помни, что у тебя 12 часов на сборы! Иначе, твоя голова, так и останется тыквой! Пойду таксиста утешу! Тебя ждать ? Или созвонимся ?
- Ждать! – Ответил Андрей, решительно, развёртывая письмо-рукопись:
«Андрюша, спасибо тебе за подарок, который ты оставил мне на всю жизнь. Я  счастлива очень.

БЛАГОДАРЮ ТЕБЯ.
Благодарю тебя за день.
Благодарю тебя за солнышко. Хотя и не видно его за облаками.
Благодарю тебя за тепло, которое ты мне даёшь.
Благодарю Тебя за жизнь, в которой мы вместе, хоть и далеко друг от друга.
Благодарю тебя за свет, который ты даёшь мне в сумраки.
Благодарю тебя что ты Айболит моей души, и лечишь её.
Благодарю тебя за понимание меня.
Благодарю тебя, за любовь, хоть и не высказываешь мне.
Благодарю тебя за каждую минуточку, что думаю о тебе, и знаю, что ты обо мне тоже .
Благодарю за то, что дышу тобой.
Благодарю , за то что ты есть у меня, мой любимый!!!!!

Это тебе я написала эти строчки   в благодарность за всё что было…
…А было вот что…
…Вдруг ты не понял ? Вот я и написала тебе… Николая обещал тебя найти!»

Андрей прочитал письмо…
… и понял, что он –  дурак!
Но кажется поезд, ещё не ушёл…
        Заглянул Николай.
- Ну , что док, принимаешь моё предложение? – спросил Николай.
- Конечно!!! Меня здесь ничего не держит… и никто – Добавил он с грустью.
- Ну- ну –ну! – неизвестно, что там впереди ?  –  Успокоил он доктора. – Тебе – такси ? Или – сразу ,,Скорую,, ? – Спросил он Андрея на крыльце клиники. – Какая жестокая страсть. – Они шли к такси. – Значит  так!  Сейчас к нотариусу! Ты даришь мне свою больничку! Ты продешевишь! А я продам нормально! – Николай говорил сухо и делово. – И вечерним самолётом десантируемся в Городке! Огневое прикрытие гарантирую! – Зловещим шёпотом прошелестел Николай, окончательно запугав местного таксиста. – Там, уже здание готово под твою  клинику. Привезём новейшее оборудование. Насчёт жилья не волнуйся. Поживёшь первое время у нас. А потом… получишь двухэтажный коттедж. Как раз сдаём несколько под  жильё. Ну как тебе такая перспектива?  Я ведь приехал отдать тебе свой долг.
- Ты о чём это? – искренне удивился Андрей.
- А что не сдали, тогда, меня с Верой.
- А тебе это  откуда  известно? –  Озадаченно спросил Андрей.
- Разве в таком Городке что утаишь?
- Да ты прав! Попал ты, тогда, под наше сомнение. Но Антон быстро расставил всё на свои места.
- Тогда, я, кстати!, тогда тоже долги отдавал! Наемнику вернуться везде не просто. А СЕРЬЁЗНЫЕ ЛЮДИ деньгами не брал, - вздохнул Николай. - Да! Док, тебя ожидает в Городке сюрприз.
- Какой? Неужели Вера вернулась? – с надеждой спросил он.
-  Пока не скажу! сам увидишь! Иначе, какой же это будет сюрприз? – Рассмеялся Николай.
Николай всё делал,  и правда, быстро.…
         И вечером они летели, уже, в Москву!...


 
 
         Вера, уже полгода, как вернулась в город своего детства, со своей дочуркой непоседой Олюней!  По дороге к свому дачному дому, и увидела, как  из дома Николая выбежал маленький мальчик лет четырех, очень похожий на Николая.  За ним вышел сам Николай,  со своей боевой палкой  и с Ариной….
        Она подошла к ним
- Кого я вижу?!- Воскликнул Николай. - Моя милая леди… И юная леди! – Он поцеловал девочке руку.
- Здравствуйте! – Обрадовалась Вера встрече. – Вижу, что у вас всё – более чем нормально. А как зовут молодого джентльмена ? – Спросила Вера.
        -Андрейка я! – Отозвался молодой джентльмен сам.
        -Я – тётя вера! А это – Оленька!
  -Как он, однако, бодро ? - Удивился Николай и обнял Арину. – С Аринкой, вот, можно обниматься, не скрываясь! Ну и вот… починили меня! Полностью! В делах своих разобрался! И, не без твоей помощи, Вер! – Весело. – Привёл рукописи в порядок! Показал одному человеку. Ему понравилось. Теперь издаёт мой первый сборник рассказов. Первая книжка твоя!
- Договорились! Я очень рада за вас! Аринушка, а как мамка?
- А что, мамка ? Ей пришлось смириться! Как-никак - первый внук! – Рассмеялась счастливо Арина. – Да вы приходите к нам в гости. Сегодня как раз к нам и тётя Оля придёт.
         - Идеальная тёща! – Добавил Николай. – Рассказали бы, не поверил!
          - А вы, тёть Вер, замужем ? - Арина нагнулась над Олей, и поцеловала её. – Чудо!
  – Моя принцесса! - Гордо ответила Вера. – Олюшка - самый дорогой для меня человечек! А папа ? В дальних странах путешествует! – Вера огляделась. – Ну вы посмотрите ? !... Уже друзья!
  Оля была уже с Андрейкой! Они увлечённо бегали по лужам.
-  Ну, вот уже и жених есть. – Засмеялась Вера,  глядя на детей.
- Так мы ждём вас сегодня! – Сказала Арина, беря Николая под руку- Мама будет очень рада видеть  Вас, да и тётя Оля обещала заглянуть.
- Обязательно приду! Ужасно соскучилась по своим подружкам! И ДРУЗЬЯМ! – Пообещала вера. – Я с Олей приду.
-  Конечно! Будет торжественный ужин с приятным сюрпризом! – Крикнул Николай вслед!
         Но Вера уже не слышала его, озабоченная мокрыми ногами дочки.
         -Как хорошо, что ты у меня - рейнджер, - обняла мужа Арина. – И умеешь найти кого угодно, где угодно! Даже папу для принцессы!
          -Да! Я такой! – Согласился он легко. – Слава Богу, что старому мне, кажется, не надо будет искать ей жениха!
К вечеру она с Оленькой вошли во двор к Арине.К ним с воплем восторга выбежал маленький Андрей.
- Проходите в дом!!
Они вошли. Оля тут же исчезла с приятелем во дворе! Андрейка повёл показывать новый велосипед.
Навстречу вышла  Люда.
- Ну привет подруга! - Обрадовалась Вера.
-Приветик, дорогая! Как я рада тебя видеть!- Расцеловала её Люда.
-Ребята говорили, что и Олька будет ? – Уточнила Вера. – Хочу ей тёзку её показать! Она её с зимы не видала.               
- Сейчас должна подойти! А я, между прочим, твою дочку, только на фотографиях видела! – Заявила Люда.
- Да! – Вера развела руками. – Но он, уже умчалась с твоим внуком!
Они прошли на кухню. Кухня была очень большая и удобная, полная современной техникой. И микроволновка и посудомоечная машина. И горячая вода была подключена. Посреди кухни стоял круглый стол, за которым уместились все. Обои на стенах очень шли к плитке на полу Они  смотрелись как  набивная ткань на стене.  Скромная занавесочка закрывала окно.
-Хорошо живёшь, подружка! – Огляделась Вера. – У меня многого из твоего – нет!
-У тебя зятя такого нет! – Рассмеялась Люда. – Он меня боится. И ублажает!
-Он кого-то боится ?
-Бою-юсь! – Сознался Николай, обнимая тёщу. – Пойдем в столовую. Там и Ольги обе! И прочие дети… Большие и малые… - И, увернувшись от полотенца Людмилы, ухромал в столовую.
Вера вошла за ним…!... и замерла, как в Новый год, увидев деда Мороза, в детстве… Рядом с Николаем сидел…  Андрей!  Который, тут же, вскочив, успел её подхватить, падающую…
Ноги не держали.
Голова не понимала…
-Ты!...
- Я! Я! Здравствуй!!! – Целовал он её!- Наконец- то! … увиделись…
- А ты-то как здесь оказался?  - Придя в себя, удивлённо спросила Вера, сидя у него на коленях, но, ещё не веря, что всё происходит наяву и с ней. – Как…
-  Работать у вас буду, - ответил Андрей, тоже не веря в своё счастье, что видит Веру.- Вот приехал, не так давно, осваивать новое место.
Тут влетела запыхавшаяся Оля, и к Вере:
- Мама!!! Я тоже такой велосипед хочу!!!!- выпалила она с порога, но увидев, незнакомого мужчину около Веры, осеклась:
- А ты кто?
- Я ?  Андрей, – ответил он, вспоминая слова Николая, что его ждёт сюрприз – А ты кто, маленькая принцесса? Как тебя зовут? – Посмотрел вопросительно на Веру.
- Меня зовут Ольга Андреевна! – серьезно ответила девочка, взбираясь к Андрею на колени. –  Ой! Ты так похож на моего любимого медвежонка-папу! Можно я буду тебя так называть? - Воскликнула она,   устраиваясь удобнее, у него на коленях. Андрей осторожно обнял её хрупкое тельце – Можно! Ну, а я, тогда буду называть тебя - принцесса. Договорились?
Вера счастливо засмеялась:
- Видно сегодня день сюрпризов…
- Да ещё каких!! - Обняв Веру и Оленьку, Согласился Андрей!

Арина  сделала чай с травами. И предложила всем пойти во двор  выпить чаю. Все вышли во двор. Там был большой цветник, Людина гордость. Большой папоротники развесились, сбоку от цветника. Очень красивые астры распустились, походя на небесные звёзды… Кусты георгин были царственно- величественны. Были бархатцы, так любимые, когда-то, Вериной мамой. Альпийские горки, нарушали зелёные плоскости газонов. Был и водоем с плакучими ивами и камнями на берегах!
Арина и Николай накрывали стол в беседке. Люда и Оля принесли чай и сладкие пирожки… И ВИШНЁВОЁ ВАРЕНЬЕ С КОСТОЧКАМИ.
Вера задохнулась от этой детали…
- Ух как у вас хорошо! – Воскликнула Вера, подходя к водоёму. - Я всю жизнь мечтала жить возле воды….. – Рядом, не отходя, был Андрей. – Это – твоя дочка! – Глядя на девочку, играющую во дворе. – Твоя… И наша!
- Девочки и мальчики! – Возвысила голос Люда. – Это правильно и здорово, что мы снова  вместе!
- Конечно, замечательно! – Подхватила Вера. – И я очень рада, подруга, что ты, все же, приняла выбор дочери. Молодец,  Аринка!  - Приобняла подругу за плечи. – Гляди, как у них с Николаем, всё хорошо! И внука тебе родили! Чего же ещё нужно? - Спросила Вера, целуя подругу в щёку.
- Ну! Я, скорее, сама на себя, тогда злилась! Что не сумела Кольку понять! – Призналась она. - Он же мне предложение делал! После училища. Но захотела лёгко жизни. Не приняла лейтенанта! Оттолкнула! Майора захотела! Милицейского! – Вздохнула. – Вот и боялась я за Аринку! Боялась, что она повторит мою судьбу. И Николай бросит её, наигравшись! Как и её отец! Как Николай ради Арины пришёл просить её руки, у меня. Весь в цветах! В орденах! – Она смахнула слезинку, вспомнив. - За свои дела! И родился-появился Андрюшка – моё счастье!! То и обиды прошли.
-  Да и ты, Вер, зря время не теряла! Такую красавицу вырастила! – Подмигнула Оля. – Небось, Андрей обрадовался дочке?
- Ещё бы! - Ответила сияющая от счастья Вера. - Теперь я это счастье буду беречь.
- Мы рады за тебя! – За обеих сказала Оля, глядя играющих, во дворе, детей. - Андрею готовая невеста растёт.
- Я не против, - кивнул Николай. – Но думаю, что они сами разберутся с этим.
- И я мешать сыну не стану, - поддержала мужа Арина.
        -  И я дочери – не указ! Но совет! - Отозвалась Вера, глядя на всех своих, дорогих, людей с любовью.
Николай протянул Вере книгу:
- Это моё, спасибо тебе! За всё, чего ты не сделала.
- А это Вам с Аринкой,- протянула Вера свою книгу Николаю.- Это ты подсказал мне название. А можно, как тогда ? Одну из твоих неповторимых историй ? – Попросила Вера.
- И я прошу ? – Сложила ладони Арина.
- Ладно, - согласился Николай, доставая кисет и трубку. – Были мы…
И потёк рассказ, наполняя двор диковинными видами и сильными людьми, борющимися за жизнь и право быть человеком…
         … потом разожгли костёр.
         Во дворе….
         …чтобы слушать дальше…
         Остались, потом, ночевать, чтобы не будить, уснувших под историю детей…

Утром маленькая Оля подбежала к  Андрею, чтоб ,,обняться,, . И он подхватил её, легко, посадив себе на колени.
- Ну что моя принцесса! Выспалась ? – Спросил Андрей.
- Да,- ответила девочка. –  А ты никуда не денешься? У тебя так хорошо сидеть на коленях, медведь – папа. Я тебя люблю! – Обхватила она Андрея за шею и шепча ему на ушко.
- Нет, даю тебе слово, что никуда не денусь! – Серьёзно ответил Андрей, так же ей на ушко.
- О чем вы там шепчетесь? – Спросила Вера.
- А вот мы уже домой захотели…. И вишнёвое варение….
- Ну, тогда пошли, сладкоежки Вы мои!
- Вы уже уходите? – Огорчённо спросил подбежавший Андрейка.
- Мама, папа – медвежонок! А можно я потом, снова приду? - Спросила девочка, устраиваясь, поудобнее, на руках у Андрея.
- Конечно, – в один голос ответили Вера,  Андрей, Арина и Николай. – Нужно! - И все рассмеялись своему родительскому единодушию….

Ещё одним утром, они проснулись, уставшие от любви.
Кто-то скрёбся в спальню.
        Андрей покорно открыл дверь. И  Оля, в длинной рубашке, похожая на сказочную принцессу, проскользнула к ним в комнату. Длинные волосы вились крупными кудряшками. Большие голубые глаза блестели как два бриллианта. И были очень озорными.
- Ну вот, была одна принцесса! Стало сразу две! – Воскликнул Андрей, подхватывая е, посадил возле мамы.
Девочка удивлённо посмотрела на Андрея, и обратилась к матери:
- Мама,  а этот – дядя – медвежонок, он что? Будет с нами жить?  Я хочу здесь остаться  с ним!
Они расхохотались, приводя в недоумение девочку! Что она такое сказала?
- Доча,- престав смеяться, ответила Вера. – Это он хочет остаться.
        - Надоела медведем быть! – Признался Андрей. – Хочу быть папой, - жалобно попросил он. – Расколдуйте меня! Пожалуйста!
-Па-па?  Папа, Папа. – произнесла девочка незнакомое слово и согласилась. – Ладно! Будь король! Принцессины папы – короли! А мамы – королевы! – Пояснила она, глядя на Андрея.
-  Да я твой папа-король! Иди сюда.
Девочка неуклюже перебралась к Андрею, и тот прижал хрупкое тельце к своей груди. Второй рукой обнимал Веру.
А Вера не верила в своё счастье. Неужели и она дождалась его, и крупные слёзы потекли из её глаз. Она зажмурилась, чтобы Андрей не увидев их.
- А ну-ка, ваши величества, девочки мои любимые! Подъем! А то, уже скоро двенадцать и ребёнок хочет есть! Да и короли, иногда, тоже!
Вера нехотя потянулась и села! Счастливая, тем, что никуда не надо спешить! И, от того, что у неё, наконец-то есть любимый мужчина и отец её дочурки. А больше ей ничего не надо.
-Ну-ка быстро всем умываться, чистить зубы! – Нарочито строго приказала она.
- Есть! Моя королева! - Отсалютовал Андрей, рукой со щёткой, от сердца.
-  Умывальников начальник! И мочалок командир ! – Подхватила Оля, путаясь в длинной ночнушке, выбегая из комнаты, смеясь
- Она прелесть, правда? – Гордо спросила Вера, целуя Андрея..
- Вы обе у меня прелести, – отозвался Андрей, серьёзно отвечая на Верин поцелуй. – Но  если мы сейчас не выйдем отсюда, то кто-то погибнет от голода. Вот!
- А ты разве не наелся в лесу? Ты же у нас – охотник! Когда-то грозился диких  чебурашек извести!
- Если мы не выйдем отсюда, то я кого-нибудь съем здесь! – Грозно прорычал он.
- Ой-ой!, как страшно! – Засмеялась Вера своим серебристым  переливчатым  смехом. – Ты хоть, разрешишь принять душ?
- Конечно! Но ведь это для меня - будет мучение! Извергиня! – Рыдал он. - Душ и без меня!
- Имей совесть!  Не блазни  меня, – взмолилась Вера. - У меня два ребенка не накормлены!
И она со смехом умчалась  в ванную, приводить себя в порядок. Андрей тем временем  убрал в спальне. Пошёл на кухню, приготовил, по быстрому, завтрак. Зашёл по дороге к Оле, сказал, чтобы та оделась и шла на кухню. Девочка подождала маму! И, когда они, вместе, пришли на кухню, завтрак уже был на столе. На тарелке были разложены тосты с сыром и ветчиной. В воздухе витал аромат свежее заваренного кофе. А перед Олей стояло молоко.
У  Веры навернулись слёзы на глазах
- Милый, спасибо тебе за всё! Неужели это реально.  Всё?
- Конечно, реально!!- ответил Андрей, наливая Вере кофе.
- А я так часто мечтала об этом!!!  Когда читала твои виртуальные завтраки, которые  ты  мне присылал мой любимый по нету. Ты так похож на него….
- А мне кажется, что я и есть он…

-  Да совсем забыла! Подожди минутку, - вышла она в комнату и вернулась с книжкой в руках. - Это тебе! - Протянула она книжку.
- Что это?- Спросил он, читая название - « Любовь – как варенье с косточками»
- Это моя новая книжка.  Она появилась благодаря тебе. Без тебя, тебя не было бы этой книги.
- Спасибо большое! - Он подошёл и нежно поцеловал ее. -  А  самый ценный подарок - наша принцесса! Так похожая, на свою маму… А мне варенья захотелось вишнёвого!             
                        КОНЕЦ     
                                   Татьяна   Бакей  Юрий Пупышев.
                                            2007 – 2008 гг. /Осень-весна/

0

5

Эту повесть я написала со своим другом Юрой Пупышевым.... Его только  несколько вставочек.....

0

6

Танюша! Спасибо за повесть, сейчас начал читать, очень интересно!!! :flag:

0

7

Я очень рада что тебе понраилась... ты сам разберёшь где моё, а где Юрины вставочки..

0


Вы здесь » Путь к истине » Литература » Любовь - как варенье с косточками.